ШЕСТЬ ОАЗИСОВ НА КРАЮ САХАРЫ

 
 

Отчет об автопутешествии по Западному Египту зимой 2008 г.

 
 

8 декабря 2008 г. День десятый. Асьют – Файюм – Каир

Горечь расставания – Загадка на перспективу – Толпа пубертатов – На арене бесплатного цирка – Биг фист аль-агхда – Потерянные в музее – Лукуллов пир недорого

Задачей этого дня был перегон в Каир и ночлег. Утром в 9 часов мы с грустью расстались с Димой и Оксаной. Они собирались на юг, в Асуан, мы же отправились на север в Каир – наш отпуск неумолимо заканчивался. Позже, по возвращении, Дима кратко описал свои впечатления в конференции, так что пусть они станут дополнением к этому отчету. А пока мы выбросили изношенные сандтреки и двинулись в путь.

От Асьюта на север ведет 400-километровая Desert road – новое шоссе, шикарное по египетским меркам. Да и по российским оно тоже было бы замечательным. Это почти автомагистраль с двумя разделенными двухполосными сторонами движения и неплохим покрытием. От настоящей автомагистрали ее отличает ограничение скорости в 90 км/час, наличие неразвязанных разворотов и левых поворотов, а также полицейские посты у каждого съезда. Чем ближе к Каиру, тем меньше интереса мы у них вызывали, но скорость все равно приходилось снижать.

Сначала я честно выставил круиз-контроль на 100 км/час и потошнил по совершенно пустой трассе. Через 10 минут понял, что нервы такой езды не выдержат, переключился на 140 км/час и понесся, притормаживая лишь перед постами. За первые 250 км мы обогнали всего 15 машин! Нас не обогнал никто.

Мы долго пытались понять, зачем нужно было строить такую дорогостоящую дорогу, если по ней некому ездить. Ничего умнее желания освоить финансирование не придумали :-( Дорога реально совсем не востребована, и даже если она сделана на перспективу, то хоть какие-то отголоски этой перспективы должны были бы уже появиться. Пока же это действительно «пустынная» дорога в обоих смыслах этого слова.

К 11.30 мы свернули в оазис Файюм. Всего интересного там, что обещал путеводитель, это водоподъемные колеса, но время у нас было, и почему бы не дать себе повод гордо считать, что мы проехали все оазисы Западной пустыни Египта?

Свернув, неожиданно увидели множество крестов над отдельно расположенным кварталом, а вскоре у ворот, в него ведущих, и вереницу туристских автобусов.

Любопытство взыграло, мы припарковались и проникли внутрь. Там оказалась большая коптская церковь, а все приехавшие явно были коптами.

Они входили внутрь храма и обходили его против часовой стрелки, поочередно прикладываясь к мощам и иконам.

По-видимому, как говорили классики, «толпа собралась по случаю храмового праздника».  Выяснять, что конкретно происходит, мы сочли несообразным, и сделав пару фото на память, ретировались.

Заехали в сам Файюм, нашли по GPS-навигатору канал, но колес не обнаружили. Притормозили у фруктовой лавки. Я покрутил перед собой руками в надежде изобразить водоподъемное колесо. Продавщица, на удивление, поняла вопрос и в ответ тоже замахала руками, но не кругами, а в нужном направлении.

Опять приехали к каналу, были атакованы толпами (натурально – толпами) подростков, а затем многочисленными продавцами сувениров из соломы и керамики. Наконец, искомые колеса обнаружились, и мы попытались их сфотографировать. Но выяснилось, что любимым развлечением пубертатных автохтонов (или автохтонных пубертатов) является борьба со стихией, каковая выражается в попытках совместными усилиями остановить вращение колеса. От этого в кадре постоянно мелькали чьи-то руки, ноги и головы.

Процесс фотосъемки оказался для них привлекательным зрелищем, и мы быстро обнаружили себя в плотной толпе детей мужского пола в возрасте от 7 до 14 лет, наперебой выкрикивавших весь свой английский словарный запас: велькам то иджипт и вот из ёр нэйм. Скудость лексикона компенсировалась эмоциональностью жестов, сводившихся преимущественно к просьбе их сфотографировать. Мы предпочитали колеса и старательно делали вид, что не понимаем намеков.

Когда выступать в роли бесплатного цирка нам надоело, мы свалили к машине, по дороге остановившись около лотка уличного торговца местным фастфудом: орехов, фасоли и каких-то загадочных изделий коричневого цвета в форме мундштука для тромбона. Лексикон продавца оказался богаче: зис из свит – ответил он на мой немой вопрос. Я оживился и стал расспрашивать, вот из зис мэйд оф? – но услышал в ответ лишь ай доунт андерстанд ю. Видя мое разочарование, продавец перешел на французский, воскликнул Кадо! и протянул мне одну штуку. В знак благодарности мы купили у него за фунт каких-то мокрых желтых шариков на вкус напоминавших смесь кукурузы и гороха, и с этими трофеями уехали в Каир.

Трафик после Файюма гораздо плотнее, а в Гизе и в самом Каире и вовсе серьезный, но к местной манере езды мы уже были готовы, так что добрались до места почти быстро, почти не заплутав и почти без использования нецензурной лексики.

По дороге заметили необычное оживление на улицах и все те же толпы подростков, а в Гизе стали попадаться многочисленные мужчины, несущие или везущие овечьи шкуры, явно свежесодранные. Мы вспомнили, что кто-то из наших собеседников обещал в начале этой недели большой праздник, и предположили, что мы попали в курбан-байрам.

В 14 часов мы были на месте. У отеля нас немедленно атаковал парковщик, который крайне неохотно отстал при виде предъявленной ему парковочной карты, предусмотрительно сохраненной со времени первого визита в отель.

Комнаты с туалетом и душем за 110 фунтов нам дали быстро. Попутно сообщили, что сегодня биг фист, называемый аль-агхда, что, как мы позже узнали из словаря, и есть курбан-байрам по-арабски. В этой ситуации балкон с видом на главную улицу уже не казался таким уж большим преимуществом номера, поскольку гулянье с размахом явно планировалось до утра. Ночью опасения оправдались, но уже на следующий день мы узнали, что это было не самым неприятным следствием всенародного празднества. Немного терпения, читатель, и вы тоже узнаете, чего можно ждать в арабской стране в таких случаях.

Пока что мы с удовольствием смыли с себя пески и пыль египетских пустынь под горячим душем, столь тесным, что любой поворот тела приводил к самозавертыванию в холодную пластиковую занавеску, запили радость омовения пивом, за которым я сбегал в магазинчик неподалеку, пока Саша мылся, и отправились к освоению новых высот египетской культуры в Египетский музей.

Билеты в Египетский музей стоят по 30 фунтов с человека. На входе в музей мы подверглись троекратному досмотру усиливающейся степени жесткости. На первом нас просто пропустили, на втором заставили сдать в камеру хранения нож и универсальный инструмент Leatherman (слово лезермен стражи порядка знали), а на третьем отправили обратно досдавать фотоаппаратуру. После этого мы оказались на экспозиции.

Без подготовки и/или гида Египетский музей «взять» очень трудно. А у нас не было ни того не другого :-( Поэтому мы некоторое время послонялись по первому залу, пытаясь извлечь что-нибудь содержательное из крайне немногочисленных экспликаций на английском среднего качества. «Ну хоть бы что-нибудь написали!» - воскликнул Саша в сердцах перед очередным гранитным саркофагом, испещренным иероглифами и изображениями загадочных богов, явно занятых каким-то делом. Мы поняли, что чужие на этом празднике истории и искусства. Экспонаты монументальны и даже иногда эстетичны, но понять невозможно почти ничего.

Чтобы придать своему блужданию по залам хоть какую-то осмысленность, мы прибегли к помощи путеводителя «Египет» издательства «Вокруг света». Он для начала успокоил нас рекомендацией не пытаться осмотреть даже четверть экспонатов, а потом поведал о десятке наиболее достойных с его точки зрения. И хоть план музея в книге была неточен, нумерация залов оказалась правильной и мы без труда нашли все, что автор счел необходимым описать. Чтобы уж хоть чуть-чуть почувствовать себя самостоятельными туристами, мы засмотрели несколько неописанных в книге статуй, а также бурно обсудили все увиденное и прочитанное, пару раз позволив себе не согласиться с мнением уважаемого путеводителя.

На все ушло 1 час 15 минут. С чувством выполненного долга мы вышли из музея, затребовали из камеры хранения запрещенные к проносу предметы, преодолели в обратном направлении оживленную магистраль, отделяющую музей от остального города и направились домой в отель. По дороге я прикупил за 89 фунтов пару джинсов египетского производства, чтобы выглядеть прилично в самолете. Мой единственный имевшийся экземпляр слишком выдавал свое участие в преодолении пустыни и неоднократном вызволении машины из песка.

В номере я поставил скачивать фотографии на цифровой альбом, подшил джинсы по длине несколькими неумелыми кривыми стежками, и мы пошли ужинать с твердой целью найти жареной баранины.

Как вы помните, в этот день египетский народ дружно отмечал курбан-байрам. Потому автомобильная улица фактически превратилась в пешеходную, на каждом углу (натурально – на каждом!) стояло по полицейскому, девушки сменили повседневные черные хиджабы на праздничные самых немыслимых расцветок.

Продравшись сквозь толпу мы дошли до ресторанной улицы, прошли ее всю туда и обратно в поисках приемлемого заведения, попутно уворачиваясь от многочисленных зазывал, и лишь дойдя обратно до самого начала, соизволили остановить свой выбор на скромном заведении, ушлый официант которого знал названия блюд и ингредиентов по-английски и сулил лукуллов пир вери чип.

Мы заказали два супа (с теми самыми катышками-семенами неизвестного происхождения), два салата, два хумуса, два шиш-кебаба, одну порцию жареной куриной печени, два гарнира из тушеных овощей, хлеб и бутылку минеральной воды. При подаче на стол в ассортименте произошла небольшая замена: количество салатов увеличилось на один, а количество гарниров уменьшилось. Но мы решили не обращать внимания на такую мелочь. Все было вкусно, лишь некоторые куски баранины оказались слегка пересолены.

Когда наступил час расплаты, официант не моргнув глазом потребовал сто пять фунтов. Я уставился на него в демонстративном изумлении. Он в ответ отзеркалил мое выражение лица, в свою очередь выразив удивление моим удивлением. Я широко засмеялся и не менее демонстративно погрозил ему пальцем. Он тоже засмеялся и пригласил меня рассчитываться к стойке.

Там хмурый египтянин пересчитал наше меню, записанное на бумажке, и сумма резко снизилась до 64 фунтов. Наверное, можно было бы бороться дальше, но результат нас устроил, да и приличия в их арабском варианте были соблюдены.

Дома допили пиво, перекачали фотки на ноутбук, попутно просмотрев их, и в 21 час легли спать. Последствия праздника были хорошо слышны за окном всю ночь и, казалось, окончательно исчезли к утру. Но это только казалось.

Пробег за день 470 км. Общий пробег 2700 км.

предыдущая глава <<

>> следующая глава

в начало отчета

День первый. Каир

Цитадель – Город мертвых – Рынок – Борьба за ножик – Бест драйвер ин Каиро – Атака доброхотов

Отступление первое. Каирский рынок

Фотоотчет

День второй. Каир

Пирамиды со второй попытки – Христианство по-арабски – Первая битва с Европкаром – Вторая битва с Европкаром – Публичные дебаты о парковке

Отступление второе. Пирамиды

Фотоотчет

День третий. Каир – Сива

Сбой во времени – Выезд затемно – Туман в пустыне – Первый оазис – Виски с салом

Отступление третье. Дорожное движение в Египте

День четвертый. Сива

Ночной гала-концерт – Оформление пермита – От Клеопатры к Александру Македонскому – На весах Анубиса – Автохтонный ужин

Отступление четвертое. Сива

Фотоотчет

День пятый. Сива – Бахария

В сопровождении гида, гида гида и офицера безопасности – Репетиция с тросом и сандтреками – Мимо космоса – Бахария – Пустыня одним словом

Отступление пятое. Главное занятие в пустыне

День шестой. Бахария – Черная пустыня – Белая пустыня

Размер имеет значение – Вулканические и осадочные – Вглубь Черной пустыни – Штурм песка – Поддомкратить и забутить – Выкапывание перенесено

Отступление шестое. Черная пустыня

Фотоотчет

День седьмой. Белая пустыня

Рассветная фотосессия – Корпус за сорок минут – Прочь из песчаного плена – В освещенной тени – Опять Белая пустыня – Фотография впроголодь

Отступление седьмое. Белая пустыня

Фотоотчет

День восьмой. Белая пустыня – Фарафра – Эль-Каср – Дахля

Красное и белое – Встреча на далеком меридиане – В поисках антуража – Мандарины Фарафры – Глина средних веков – Горизонтальные кувшины – Приватизация по-дахлийски – Корки очень пригодились

Отступление восьмое. Снаряжение и оборудование

День девятый. Дахля – Харга – Асьют

Стройплощадка с арабским акцентом – Храм Амона access denied – Гробницы первых христиан – Попутчик-полицейский – Куча хлеба – Аршавин в пустыне – Аллах акбар – Асьютское гостеприимство – Монументы и зиккураты

Отступление девятое. Собственно оазисы

День десятый. Асьют – Файюм – Каир

Горечь расставания – Загадка на перспективу – Толпа пубертатов – На арене бесплатного цирка – Биг фист аль-агхда – Потерянные в музее – Лукуллов пир недорого

Отступление десятое. Местная специфика

День одиннадцатый. Каир – Москва

Победа над паркометром... – ...и поражение в аэропорту

Заключение. Общие впечатления

ВСЕ НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ

на одном сайте

 
 

© 2009, Пилот и Штурман 

Рейтинг@Mail.ruDesigned by Пилот. Ну не мастер я, не мастер...