МАЛЕНЬКАЯ ЧАСТЬ
БОЛЬШОЙ АМЕРИКИ

 
 

Отчет о путешествии по США летом 2009 г.

 
 

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
МОРСКАЯ ПРОГУЛКА
ПО ПРОЛИВУ ЛОНГ-АЙЛЕНД

< в начало отчета

следующая глава >

Действующие лица:

Капитан и Капитанша (по совместительству дочь Пилота),

Пилот и Штурман

 

 

7 июля.

Действие первое.

Заезд и обустройство

 С утра на поезде переехали из Нью-Йорка в город Мистик (Mystic). Здесь в уютной марине Mystic shipyard нас ждала яхта Капитана Sea Monkey, на которой предстояло провести неделю.

Пилоту и Штурману выделили гостевую каюту в носовой части судна, к которой прилагалась туалетно-душевая комнатка, в просторечии – гальюн. В каюте есть кровать и множество шкафчиков вокруг, каждый из которых закрывается на специальные кнопочки, чтобы при качке ничего не открывалось. Капитанская чета разместилась в каюте на корме.

Едва успели рассовать свои сумки и вещи, как на яхту доставили заранее заказанные Капитаном посредством Интернета продукты. Полчаса мы вчетвером суетились в кают-компании, распихивая по шкафчикам и двум холодильникам еду и напитки. Теперь можно жить на яхте как в бункере, все есть!

Слегка освоившись на лодке и приноровившись к ее легкому покачиванию (хоть яхта и плотно пришвартована к столбикам на дощатом настиле, ее периодически качает), мы вдвоем отправились на прогулку по окрестностям. Бесплатные велосипеды для гостей марины этому сильно способствовали!

В самой бухте домов мало. Гораздо больше их вдоль дороги, ведущей в центр города. Каждый дом расположен как будто на отдельной поляне между соснами и липами, заборов нигде нет, у каждого своя лужайка, свой гараж на две-три машины.

 

8 июля.

Действие второе.

Осмотр Мистика и лобстер на закуску

Позавтракав и освоив общественный американский душ в здании Mystic shipyard (чистый, аккуратный, удобный), мы уселись на резиновую шлюпку с мотором...

...и поплыли в Мистик – один из старейших городов США, основанный в 1654 году.

Полдня с огромным удовольствием бродили по Музею морского порта под открытым небом. Собственно, это деревня, которая впоследствии переросла в город.

Тут все сохранено таким, как раньше: дома, аптека, школа, кузница.

Есть и старые судоверфи. Когда-то Мистик, расположенный в очень удобной бухте, обеспечивал заметную долю судопромышленного производства американских колоний. В качестве экспонатов демонстрируются несколько исторических парусников – два пришвартованы на воде, один поднят на сушу (последнее деревянное китобойное судно).

Сюда пускают всех желающих – поглядеть, как жила команда, как был устроен ее быт, как обрабатывали китобойную продукцию. Есть и пароход 1908 года постройки.

Нам понравился подход к подаче музейного материала в одном из павильонов, где были представлены самые разные лодки и небольшие суденышки (для рыбной ловли, для ловли лобстеров). Здесь все надписи начинались так: «Если бы ваш дедушка в таком-то году накопил столько-то долларов, то он мог бы купить такую лодку и зарабатывать с ее помощью деньги...», «Если бы ваш дедушка в таком-то году был паровым инженером, он мог бы служить на такой-то вот лодке...» То есть все представлено весьма живенько.

Запомнился павильон, в котором выставлены деревянные фигуры, размещавшиеся на носу старинных парусников.

У каждой скульптуры размещена табличка с рассказом о том, когда и кем была она сделана, на каком корабле установлена и что изображает. Например, есть скульптура с судна, перевозившего рабов.

Оно совершило свой последний рейс и был брошено у берегов Австралии, после чего спустя 50 лет фигура с корабля была выкуплена и перевезена в Мистик. Еще одна статуя была снята с судна, которым владела русская принцесса (правда, не указано, какая).

В общем, Музей морского порта в Мистике – место живое. Все выглядит ухоженным, сделанным с любовью, заботой. В каждом домишке сидит волонтер – кто-то вышивает, кто-то песни поет под банджо, кто-то прямо-таки кует.

Полно интерактивных экспозиций для детей, мастер-класс плетения канатов, уроки навигации, морские рассказы... Вот куда идут деньги американских налогоплательщиков :-) Они, кстати, прибывают сюда толпами на всех видах транспорта.

Мы долго и с удовольствием бродили по музею, рассматривая его обширную экспозицию. Пилот дорвался до фотографии, благо погода и свет позволяли. Женская часть экипажа использовала его творческий порыв в личных корыстных целях.

Насладившись экспозицией, мы вернулись к шлюпке и перебрались поближе к марине. Капитан заранее приглядел здесь ресторанчик со свежеприготовленными лобстерами по цене, не наносящей большого ущерба кошельку.

В заведении, кстати, не подавали спиртного, но допускали его употребление. Поэтому Пилот вполне по-российски «сбегал» в ближайший магазин и принес пару бутылок охлажденного местного Шардонне. Обед удался :-)

Вечер был посвящен индивидуальным занятиям. Капитан проверял оборудование, Капитанша устроила селекторное совещание по скайпу с московскими коллегами, Штурман читал на палубе, а Пилот бродил по марине с фотоаппаратом.

 

 

9-10 июля.

Действие третье.

Первый рейс и фешенебельный Ньюпорт

Утром мы запечатлели на память гостеприимную марину,

...заправили лодку топливом на строго охраняемой заправке...

...и вышли в море. Для Пилота и Штурмана это было первое в жизни подобное путешествие, поэтому для профилактики они приняли по таблетке от укачивания. Штурману не помогло :-( Он впал в прострацию и провалялся всю дорогу в каюте. Так что проплывавшие мимо пейзажи знакомы Штурману только по фотографиям.

По пути Капитан забросил спиннинг и через некоторое время выловил здоровенную bluefish, которую позже хватило на ужин всем четверым.

Часам к четырем вечера прибыли в Ньюпорт (Newport)...

...и зашвартовались в бухте, «прицепившись» к mooring, «мертвому» якорю, который лежит на дне. Сверху плавает привязанный к нему буй с веревкой, которую надо достать специальным багром и закрепить ею лодку. (За терминологию просим не пинать, мы сухопутные крысы, объясняем, как умеем).

Место для швартовки нам определил дедушка-«разводящий», в чью задачу входит распределение прибывающих яхт по местам и взимание с них платы за «парковку» – $40 в день. Он встретил нас на катере и проводил к нужному якорю.

Обретя постоянное место, мы пересели в шлюпку и отправились в Ньюпорт погулять.

Возвращались на яхту вскоре после заката, отчего простое перемещение на шлюпке приобрело какой-то романтический характер.

А вскоре небо засияло совершенно фантастическими переходами от красного к синему, яхты превратились в черные графические силуэты, на автомобильном мосту зажглись фонари... и неравнодушный к вечерней съемке Пилот оторвался по полной программе.

С утра следующего дня нас порадовала роскошная погода: солнце, безоблачное небо, свежий ветерок с океана. Мы начали привыкать к иному для нас типу отдыха – на яхте. Вода диктует свой ритм и стиль жизни – неспешный и размеренный. Утром с кружкой кофе или чая можно посидеть на палубе и погреться на солнышке одновременно наблюдая за тем, что делается вокруг: на соседних яхтах, в бухте, на берегу.

Вот, скажем, огромная яхта отчаливает и направляется к выходу из бухты, с осторожностью лавируя между своими собратьями. К другой яхте пришвартовалась лодочка-такси, курсирующая по всей бухте и доставившая на борт гостей. Пассажиры перебираются из «такси» к своим друзьям, смеются, обнимаются, радуются встрече. Экипаж третьей яхты на палубе рассаживается на завтрак.

В общем, жизнь кипит. С одной стороны, все совершенно по-домашнему, с другой – все на виду. Словно какой-то дух радости жизни поднимается над водой вместе с солнцем.

Мы тоже сели завтракать: мюсли с молоком, свежая клубника, апельсиновый сок. А потом помчались на берег. Нам не надо ждать водного такси – у нас своя резиновая шлюпка с мотором!

Итак, Ньюпорт. Основанный в 1639 году английскими колонистами, к середине XVIII века он стал одним из пяти главных портов Северной Америки (наряду с Бостоном, Нью-Йорком, Филадельфией и Чарльстоном). В начале XIX века летом сюда все чаще стали наведываться художники и писатели. За ними потянулись элитные семейства – Асторы, Вандербильты…

Но та жизнь осталась в прошлом. Сегодня толпы туристов едут сюда, чтобы взглянуть на выстроенные когда-то мини-дворцы, прикоснуться к истории, роскоши, красоте. Из ньюпортской гавани на Бельвью-авеню – улицу, где сосредоточены шикарные виллы – ходит автобус-челнок. Мы купили билет за два доллара, дающий право проезда в течение дня, и выбрали для осмотра два особняка.

Первый из них – Брейкерс (The Breakers), построенный железнодорожным магнатом Корнелиусом Вандербильтом в 1895 году. Нынешнее здание было построено из известняка за два года, взамен сгоревшего деревянного дома миллионера, который стоял на этом же месте. За основу Вандербильт взял образцы итальянских дворцов в Генуе и Турине XVI века.

Обстановка в Брейкерс роскошная: внушительных размеров парадный зал, комнаты с размахом, напоминающие помещения во французских шато, украшенные золотом, хрустальными люстрами, красивейшими тканями. При входе всем выдаются аудиогиды (есть на английском, немецком, французском и испанском). Система проста: каждое помещение особняка обозначено цифрой, нажимаешь ее на аудиогиде – и диктор внятно и кратко знакомит тебя с основными вехами жизни семьи Вандербильт. Хочешь подробностей – жми на дополнительные кнопки, достаточно основной линии повествования – иди дальше. Так мы, например, узнали, что в библиотеке для отделки стен были использованы деревянные панели из русского ореха.

Особое впечатление произвела кухонная зона этого дома. Сначала попадаешь в просторный зал с огромными раковинами и столом посередине – здесь кипела основная работа, готовили блюда. Рядом не менее грандиозная сервировочная, в которой готовую еду раскладывали на блюда и тарелки и украшали, перед тем, как подавать хозяевам и гостям.

Россиянам, неравнодушным к творчеству Ильфа и Петрова, будет любопытно узнать, что именно здесь родилась Гертруда Вандербильт, та самая, с которой безуспешно соревновалась в роскоши Людоедка Эллочка.

Сегодня Брейкерс принадлежит Обществу охраны памятников графства Ньюпорт, которое поддерживает здание в идеальном состоянии. Кстати, особняк занимает восьмое место в списке самых посещаемых исторических зданий-музеев в США.

После Брейкерс наша компания разделилась: Капитан с женой отправились в центр города обедать и отдыхать, а Пилот со Штурманом поехали во второй особняк, Раф Пойнт (Rough Point), которым владеет Фонд реставрации Ньюпорта.

Здесь посетителям предлагается только экскурсия на английском языке с живым гидом. Группы отправляются на осмотр каждые 20 минут. У нас была гид, которая тараторила очень быстро, хотя и внятно, за счет чего нам удалось уловить довольно много информации.

Мы посмотрели несколько комнат – личных покоев хозяйки дома Дорис Дьюк, табачной миллиардерши и покровительницы искусств. Особенно запомнилась музыкальная комната, стены которой оклеены разными обоями, привезенными Дорис из Европы. Первой партии обоев не хватило, докупать пришлось другие, подбирая их под стиль уже существующих; в итоге комната превратилась практически в весенний сад – веточки, птички, цветочки на стенах. Произвела впечатление и утопающая в зелени терраса, со всех сторон закрытая стеклом, за которым открывается великолепный вид на океан.

На нижнем этаже особняка представлена небольшая коллекция платьев Дорис – здесь есть и наряды от Кристиана Диора, и от Кристобаля Баленсиаги, и от Юбера Живанши. Есть очень симпатичный винтаж, а есть и такие вещи, которые будто пошиты сегодня.

Примечательно то, что в доме фактически нет ни одного обыкновенного, просто купленного в магазине предмета. Зато есть, скажем, столик, которому 800 лет, и который сделан в Персии; столик с инициалами Екатерины Великой, вывезенный из России, из домика Петра I; есть французские кресла, швейцарское бюро, картины Ван Дейка, Гейнсборо...

Сказать, что входные билеты в  ньюпортские музеи недешевые, мало. Они дорогие! Вход в Брейкерс стоит 18 долларов, а в Раф Пойнт и вовсе 25.

Двух огромных особняков для осмотра нам хватило с лихвой. Сил на то, чтобы погулять в парках, которые окружают эти дворцы, уже не осталось. Пока возвращались обратно в порт на челноке, рассматривали из окна другие дворцы. И думали о том, что миллионеры строили эти дома фактически для того, чтобы проводить в них всего-то несколько недель в году, ведь все это были их летние резиденции. При этом дома – один ярче другого. Складывается впечатление, что каждый хозяин старался перещеголять соседа, обставив свой дом побогаче да пороскошнее. Сегодня, похоже, процесс продолжается :-)

У порта Пилот со Штурманом перекусили в приятном кафе Panera Bread. Пока разбирались с обилием предлагаемых сэндвичей, подошла наша очередь, и девушка за стойкой предложила свою помощь на чисто русском языке :-) Оказалось, что она студентка из Тюмени, а в Ньюпорте работает по программе Work and Travel USA. Пожелав ей удачи, мы заказали очень вкусные Panini, поджаренный хлеб с начинкой из индейки или курицы на выбор.

Воссоединившись с капитанской четой, вернулись «домой». Пилот рассчитывал на повторение вчерашней фотосессии, но по каким-то атмосферным причинам, сегодня такой красоты на небе не наблюдалось.

 

11-12 июля.

Действие четвертое.

Ночная гроза и путь в Порт Джефферсон

Утром мы торжественно покинули гавань Ньюпорта, полюбовавшись перекинутым через нее автомобильным мостом и видами побережья.

Потом потратили около шести часов, чтобы дойти на парусе из Ньюпорта до Рыбацкого острова (Fishers Island). Он расположен практически напротив Мистика, на другой стороне залива. По дороге Капитан поймал очередную bluefish, так что меню на ужин определилось.

Мы встали у острова на якорь, сели в шлюпку и доплыли до берега. Штурмана снова сильно укачало :-( На берегу ему продолжало казаться, что земля качается под ногами, поэтому лучше всего было лежать на одеяле на белом песочке, спрятавшись от ветра за большой камень, и смотреть в небо :-)

К вечеру погода окончательно испортилась. Ночь, которую мы пережили с 11 на 12 июля, запомнится нам надолго. Дождь хлестал вовсю. Но главным кошмаром был сильнейший ветер. Ветряк на яхте крутился, как сумасшедший, издавая воющие звуки. Порывы ветра бросали яхту из стороны в сторону. Лежа в кровати, мы чувствовали себя в большой люльке, которую раскачивает какое-то гигантское существо. Сверху, на носу яхты что-то постоянно грохотало – то ли веревки... простите – такелаж :-), то ли что-то еще.

Словом, лодку бросало из стороны в сторону так, что наш Капитан в два часа ночи даже выползал на палубу посмотреть – стоим ли мы все еще на якоре или уже нет... Выяснилось, что стоим :-)

В общем, наутро, изучив полученные погодные данные, Капитан сообщил нам, что ночью мы оказались аккурат в зоне между двумя фронтами, отчего и возник столь дикий ветер.

Позавтракав и обсудив ночные впечатления, мы отправились дальше. Шли все время на моторе, так как ветер был встречный и поймать его в паруса не было никакой возможности. Но зато облачность быстро прошла, и засияло солнце.

К вечеру мы остановились в бухте Порт-Джефферсона (Port Jefferson). Это был воскресный день, поэтому бухта была полна яхт, катеров и других лодок – американцы отдыхали на полую катушку: купались с лодок, загорали, слушали музыку, радовались жизни. Но они потихоньку разъезжались, поскольку выходные заканчивались. Когда солнце стало садиться, в бухте осталось всего три-четыре яхты, включая нашу.

Ужинали на берегу, решив сменить обстановку (до этого три дня ужинали только на яхте). Наш Капитан знал ресторан с хорошей кухней, до которого было недалеко идти. Мы расположились на веранде и сделали заказ. Нам принесли салат из кальмаров с оливковым маслом, маслинами и зеленью, нежнейший крем-суп из даров моря clam chowder и морские гребешки с любопытным гарниром: на вид – рис, а на вкус – макароны :-)

На десерт было выбрано мороженое. Штурман по французской привычке решил взять кофе в надежде, что в ресторане с такой хорошей кухней кофе тоже должен быть отменным. Но, увы, напиток оказался ужасным :-( Так что решено было «забить» в Америке на желание выпить нормального кофе. Сколько у нас было таких попыток – ни одна не увенчалась успехом :-(

На яхту в своей резиновой лодке мы вернулись к кромешной тьме и слегка подмокшими, так как ветер дул с океана, мы неслись прямо ему навстречу и потому вода окатывала нас, когда лодка плюхалась в волну…

 

13-14 июля.

Действие пятое.

Возвращение в Нью-Йорк

Накупавшись после завтрака, мы снялись с якоря. Нашей целью в этот день было дойти до Нью-Йорка и остановиться на ночь неподалеку от Статуи Свободы.

Первый час шли на моторе. Но затем Капитан с Пилотом заметили, что ветер усиливается и дует в нужную нам сторону. Парус был поставлен. Яхта сначала слегка потеряла в скорости, но спустя несколько минут «легла» на правый борт и начала медленно, но верно набирать скорость.

В момент, когда лодка резко накренилась на 30 градусов и все вцепились кто за что, чтобы удержаться, Штурман испуганно-жалобно проскулил: «Is it OK?!», на что Капитан, спокойно прилаживавший спиннинг на корме, невозмутимо осмотрел накренившуюся лодку, взглянул на «кренометр» и ответил: «Absolutely!»

Вот в таком положении мы и шли дальше более четырех часов! Лодка иногда выпрямлялась до 10 градусов, но большей частью шла с креном в 20-30 градусов. Причем когда наклон приближался к цифре 30 и скорость увеличивалась до 6-7 узлов, Капитан с удовольствием приговаривал «Good sailing!».

Словом, тут мы в полной мере поняли смысл выражения «Мчаться на всех парусах». У нас их было два, и мы действительно мчались. Вспомнился и лермонтовский «парус одинокий» и мачта, которая «гнется и скрипит».

Штурман с трудом привыкал к новому перекошенному состоянию и долго пристраивался так, чтобы было удобно. Пилот же быстро сориентировался, перебрался на левый борт, который возвышался над водой и проторчал там всю дорогу, на ветру, фотографируя и ловя кайф.

По мере приближения к Ист-ривер ветер стихал, и в конце концов мы перешли с паруса на мотор.

Помимо 30-и градусного крена яхты самое захватывающее впечатление этого дня – постепенное приближение Нью-Йорка.

Сначала он возник на самом горизонте.

В туманной дымке, постепенно, как в замедленном кино, стали проявляться небоскребы.

Они встали над водой одной мощной громадой.

Потом в этой массе начали отчетливее различаться силуэты отдельных зданий.

Тут Пилот вовсю вспоминал Дмитрия Пригова:

И вдаль глядим —

Как из тумана встает желанная страна...

Дальше вдоль берегов реки тянутся заводы, которым закат придает зловеще-романтический ореол,

...всевозможные промышленные здания...

...и плавучая тюрьма (раньше это был плавучий госпиталь, но в какой-то момент огромный корабль поставили «на прикол», и сделали из него тюрьму). На верхней его палубе мы, проплывая мимо, увидели дворик, затянутый железной сеткой со всех сторон (даже со стороны неба) – характерная деталь тюрьмы. Хоть и на воде – как в данном случае. Мы пытались размышлять о том, легче ли в такой тюрьме находиться заключенным. Все-таки на прогулке они могут хоть краем глаза созерцать через сетку водные просторы, жизнь на реке, мосты с автомобильными пробками.

В одном месте мы пересекли «коридор» для самолетов, прибывающих в аэропорт Ла-Гардиа. Они летят один за одним, с разницей в пару минут. За ними интересно наблюдать в бинокль. Смотришь на серую громадину снизу вверх, видишь, как самолет выпускает шасси прямо над тобой.

Тут уже Штурману вспомнилось совершено советское:

Плывут пароходы – привет Мальчишу!

Летят самолеты – привет Мальчишу!..

Постепенно солнце садилось, «Большое яблоко» погружалось в темноту, в небоскребах стали зажигаться огни.

Это была абсолютно завораживающая картина – смотреть на светящиеся небоскребы с воды. Впечатление складывается совсем не такое, как когда ходишь по городу пешком. Это нелегко передать словами. Но чувство такое, что с воды ты взираешь на город словно со стороны. Словно на то, что пока не имеет к тебе никакого отношения, даже если ты знаешь, что через час будешь ходить по его улицам…

Пилот натурально впал в фотографический экстаз, выжимая максимум из своих фотокамер, чтобы сделать неразмытые ночные снимки с качающейся палубы яхты. Он на полном серьезе считает, что это был один из самых запоминающихся вечеров в его жизни – постепенно угасающее небо над Нью-Йорком и так же постепенно зажигающиеся городские огни и окна.

Завершилось наше плавание у Статуи Свободы. Мы переночевали в бухте возле нее. А утром завтракали, глядя на статую и Манхэттен. После чего прошли вверх по Гудзону и «запарковали» яхту в марине, на месте ее постоянной прописки.

 

***

На этом водная часть нашего путешествия закончилась. В нашей сухопутной жизни это была уникальная возможность пропутешествовать неделю на яхте, и мы очень благодарны Капитану, увлеченному яхтсмену, который сделал все, чтобы наше путешествие вышло ярким и запоминающимся. Нельзя сказать, что мы стали фанатами и сильно увлеклись таким видом активного отдыха. Но все же и опыт приобрели, и удовольствие получили, и новых впечатлений набрались.

Thank you, David, for your hospitality and the excellent sailing! We would never have had such an exciting experience if you hadn’t invited us to sail on your boat.

 

следующая глава >

в начало отчета

ВСЕ НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ

на одном сайте

 
 

© 2010, Пилот и Штурман 

Рейтинг@Mail.ruDesigned by Пилот. Ну не мастер я, не мастер...