СЕВЕР, ГОРЫ И ПРОСТОРЫ

 
 

Отчет об автомобильном путешествии по Западной Канаде летом 2010 г.

 
 

Марш-бросок на Север и обратно
12-17 июля

< предыдущая глава

следующая глава >

Мы путешественники с Юга на Полюс,
Нашим глазам нужен лед, нашим рукам
снег.

Петр Мамонов, «Пробковый пояс»

Так или иначе, машину мы получили, маршрут скорректировали и отправились не в Юкон, а сразу в Северо-Западные Территории. За первые три дня – с 12 по 14 июля включительно – мы проехали 2661 км, а всего с возвращением на юг в район Эдмонтона в этой части путешествия получилось 4359 км!

А мы пойдем на север, а мы пойдем на север!

Шакал Табаки в мультфильме «Маугли»

В первый день преодолели 854 километра из Ванкувера до города Принс-Джордж (Prince George).

До Камлупса (Kamloops) ехали по четырехполосному шоссе, потом осталось по одной полосе в каждую сторону. Местами дорога гористая, местами пологая, и часто живописная (см., например, фотографию в самом начале этой главы). По мере удаления от Ванкувера машин становится все меньше и меньше, все ближе подступают к дороге горы и величественнее становится лес.

В Принс-Джордже остановились переночевать в скромном придорожном мотеле Spruceland Inn за 69+ долларов. Поужинали в соседнем стейк-хаусе. Пилот остановился на куске свинины на косточке (и одобрил ее), а Штурман – на треске, запеченной в тесте. Рыба была вкусной, но теста было слишком много и с него капало масло :-( Вышло 50+ долларов.

Самого города мы не видели, так как он расположен сбоку от дороги, по которой мы приехали. Но здесь пересекаются два важнейших шоссе – 16, оно же Йеллоухед (Yellowhead), и 97, которое ведет на север, к шоссе «Аляска».

День второй: проехали на север еще 808 км.

Солнце светит, температура плюс 22 градуса. После Принс-Джордж дорога по-прежнему двухполосная, то есть по одной полосе в каждую сторону. Населенные пункты следуют очень редко и называются весьма прозаически – что-то типа 100 Миля, 170 Миля и т.п. Точные названия мы сразу не записали, понадеялись на Google, а он их не знает! Впрочем, неудивительно, как правило, это всего несколько домиков, иногда с бензоколонкой, а иногда и с сельпо :-)

По мере продвижения к северу Канады, встречаются совершенно непривычные для нашего глаза пейзажи – горы с очень длинными, вытянутой формы, темно-синими озерами между ними. Это придает монотонной езде некоторый колорит.

К часу дня мы проголодались. И как раз вовремя, поскольку приехали в населенный пункт Надежда Хадсона (Hudson’s Hope). По сути, это деревня с разбросанными то тут, то там домами. Правда, здесь есть отель, явно недавно выстроенный, бензоколонка, рыночек и магазины. И еще кафе, где старичок принял у нас заказ на два сока и гамбургер и довольно быстро принес запрошенную снедь. Перекусив и отметив, что сама котлета вкусная и сочная, а булка слишком большая и на вкус ближе к медицинской вате, мы покатили дальше.

Нашей целью было добраться до шоссе «Аляска» (Alaska highway). Это творение канадских строительных рабочих и армейской инженерной службы США, над которым они трудились 8 месяцев и 12 дней. История говорит о том, что условия труда здесь были более чем тяжелыми (комары, мухи, москиты, постоянная сырость, лед, сильные холода в зимнее время). На некоторых болотистых участках рабочим приходилось класть до пяти слоев настила (бревна, гравий, бревна, гравий и т.д.), чтобы машина могла проехать дальше. Но, так или иначе, а в 1942 году гравийная дорога протяженностью 2451 км была готова.

Сейчас это асфальтированная, размеченная дорога (по одной полосе в каждую сторону), с асфальтированной же обочиной и широко выкошенной зеленой обочиной.

Местами трасса тянется до горизонта прямая, как стрела, а местами горка следует за горкой. Встречаются и серьезные спуски с крутыми виражами. А вокруг безлюдье...

«А здесь в город одна дорога», – вспомнилась нам бессмертная «Бриллиантовая рука».

Шоссе «Аляска» привело нас в Форт Нельсон (Fort Nelson) – место нашей ночевки после второго дня езды. Форт – большой населенный пункт для этих мест. В нем аж 4300 жителей :-) На въезде расположен европейского вида офис газовой компании с выстриженным газоном и клумбами с цветами. Есть какие-то заводы типа цементного и лесопильного, пункт ремонта машин, большой супермаркет и винный магазин и масса отелей. Словом, цивилизация! Хотя в каком-нибудь даже небольшом московском районе типа нашего Коньково народу живет намного больше! Эта мысль казалась в Форте Нельсон очень странной.

Мы объехали четыре отеля, цена за номер в которых колебалась от 89+ до 135+ долларов, и остановились в пятом, Kacee's Northern Suites (4807, 50th Ave South), за 75+ долларов/сутки :-)

Покупая вино и еду в супермаркете, мы гадали, что в России находится на той же широте, где мы оказались. Изучив этот вопрос с помощью Интернета, выяснили: Форт Нельсон расположен на широте Великого Новгорода. Только у нас от Москвы до Новгорода живет куча народа, а тут считай что никого!!! Никаких городов типа Твери, Вышнего Волочка, Пскова на нашем пути не было. В Канаде на этих широтах населенка практически кончается.

Появилось чувство, что мы оказались в том Месте-Куда-Макар-Телят-Не-Гонял! Однако, как выяснилось на следующий день, это было слегка преждевременное ощущение :-) В Форт Нельсон какие-то макаровы телята еще добирались, а вот дальше на север...

 

Ах, как долго, долго едем!
Как трудна в горах дорога!
Чуть видны вдали хребты туманной сьерры.

Новелла Матвеева

За третий день мы проехали 999 километров. Он ознаменовался дорожными неожиданностями. Вскоре после Форта Нельсон дорога разветвляется. Шоссе «Аляска» уходит в провинцию Юкон, куда нам прокатная контора запретила въезд. Но направо, в провинцию Северо-Западные Территории (Northwest Territories) отходит шоссе «Лиард» (Liard highway).

Здесь нужно быть внимательным к количеству бензина в баке. После Форта Нельсон до следующей заправки очень далеко, о чем заботливо предупреждает плакат на выезде.

Первые 150 км шоссе «Лиард» радовало нас идеальным покрытием. Однако как только мы выехали из Британской Колумбии, асфальт закончился :-( Дальше – только гравийная дорога, те самые дорожные неожиданности дня. Машину сильно «ведет», едва начинаешь притормаживать. А мелкие камешки, отскакивающие от редких встречных и попутных, бьют по стеклу и днищу. Именно здесь мы поймали трещину на ветровом стекле, обошедшуюся потом, при сдаче машины, в 300 долларов :-(

Единственный населенный пункт по пути – Форт Лиард (Fort Liard), крошечный поселок (572 жителя) в стороне от трассы, укрытый тайгой.

Живут здесь, если верить Википедии, преимущественно индейцы, или First Nations, как их политкорректно называют в Канаде. У каждого дома огромная неухоженная территория – трава, песок, камни.

Еще есть медпункт и заправка с абсолютно городским туалетом (и это в такой дыре! В России подобные удобства сыщутся далеко не везде уже в 200 км от Москвы). Наверное, есть еще магазин, но мы его не видели.

Пока мы заправлялись и возвращались обратно на главную дорогу, увидели нескольких местных жителей. Настоящие индейцы: темнокожие, с волосами, завязанными в «хвост», с суровым, хмурым, насупленным выражением лица.

Дорога после Форта Лиард по-прежнему гравийная, по обеим сторонам от нее лес, лес и снова лес. На некоторых участках гравия насыпано ну очень много, и в автомобиле сразу чувствуешь себя некомфортно, как будто ты не в машине едешь, а на лодке плывешь. Но местами гравий исчезает вовсе и под колесами мелькает только отлично утрамбованная, ровная земля. В такие моменты испытываешь прилив бодрости, так как едешь практически по асфальту. За дорогой следят, ремонтируют. Мы видели грейдеры, ровняющие гравий, тракторы, которые косят траву на обочине, экскаваторы, подправляющие насыпь.

Пилот получил в этот день внутрисемейное звание Героя Гравийной Трассы :-) так как стоически выдержал за рулем 400 километров нудной и тряской дороги!

Закончился этот ужас за 30 километров до паромной переправы через реку Маккензи (Mackenzie river). Паром работает с 6 утра и до 23 часов вечера, и поскольку он является частью дороги, то возят на нем бесплатно. Помещается на него шесть-восемь легковых автомобилей и пара-тройка длинных грузовиков.

Рядом с переправой вовсю идет строительство моста.

На пароме и на другом берегу, куда мы переправились, обнаружились дикие полчища насекомых – нереального размера мухи и стрекозы, комары, слепни и еще какая-то летающая гадость. Просто огромные стаи! (Примечание Пилота: у страха и у Штурмана глаза велики :-) Мухи – да, были, много и большие... Остальной ассортимент померещился с перепугу. Примечание Штурмана: Нет, он был! Я видела!). Невозмутимый Пилот фотографировал паром, виды вокруг и наш автомобиль. А Штурман пересел за руль. В Форте Провиденс (Fort Providence) на другой стороне реки, когда мы остановились залить бензин, Штурман минут пять собирался с духом, чтобы выскочить из машины и сделать пробежку в два метра до двери магазинчика-заправки. Там обнаружился очередной городской туалет. И это в месте, где кроме двух колонок бензина и полчищ насекомых больше ничего нет!

К слову, когда мы возвращались обратно через двое суток и остановились здесь же на заправке, вокруг не было ни одной (!!!) летающей твари.

После заправки дорога стала почти идеальной: асфальт, широкие обочины и никакого трафика. Но вокруг – абсолютно безжизненный, монотонный равнинный пейзаж с хилыми деревьями (среди которых очень много высохших) среди болот.

Разбавляют картину дорожные знаки, предупреждающие о бизонах.

Не обманули :-) Далеко ехать не пришлось.

Пилот возбудился, обснимал, как мог, первого бизона, а потом с неохотой позволил Штурману ехать дальше и долго сокрушался, что съемка была такой короткой. Он громко требовал, чтобы дорогу медленно перешло большое стадо, с хмурыми огромными быками во главе, с самками и телятами, чтобы они перемещались бы рядом и не спеша, давая себя сфотографировать во всех подробностях. Штурман веселился над наивными мечтами фотографа-анималиста, но что вы думаете? Пилот таки накликал :-)

К его радости – и ужасу Штурмана – бизонье стадо материализовалось на обочине, и фотосессия состоялась по полной программе!

Вспомнился старый стишок «Не остановить бегущего бизона, как не унять поющего Кобзона» :-)

Все-таки внушительные зверюги, производят впечатление :-)

Через 200 километров стали появляться скальные породы, выступающие из земли, камни и валуны от серого до розового цвета. В общем, пейзаж несколько оживился. И еще через 100 километров мы прибыли в Йеллоунайф (Yellowknife) – столицу Северо-Западных Территорий.

 

Лучший вид на этот город – если сесть в бомбардировщик.

Иосиф Бродский, «Представление»

После трех дней пути по тайге странно было обнаружить на этом краешке земли такой город. Многоэтажные дома, банки, офисы, супермаркеты, бутики, рестораны... Конечно, не мегаполис, но все же очаг цивилизации, особенно с учетом тысячекилометрового безлюдья по дороге.

Первые полтора часа мы потратили на поиск отеля. В буклете, который мы взяли в туристическом информационном центре (Visitors Center) при въезде в город, была перечислена масса предложений, но некоторых отелей вообще не существовало по означенным адресам, а многие другие были заполнены из-за фестиваля Folk on the Rocks, который, как выяснилось, ожидался здесь через день.

После объезда старой части города и современных кварталов, остановились в отеле Chateau Nova по 155+ долларов в сутки :-( Еще парочка гостиниц предлагали номера чуть дешевле, но они нам совсем не понравились.

Номер оказался просторным, с двумя огромными кроватями и четырьмя (!) подушками на каждой из них. Поужинали мы в ресторанчике при отеле. Еда скромная, не впечатляющая и дорогая.

С утра 15 июля, хорошенько выспавшись, мы позавтракали в номере, где оказались кофеварка и пакетики с чаем-кофе. Доехали до туристического информационного центра, изучили буклеты, пообщались с сотрудниками и взяли книжечку с подробно расписанным маршрутом прогулки вокруг Рамочного :-) озера (Frame Lake).

На обложке карманного формата книжечки значилось: Frame Lake Trail. Geological Guide. Дальше на 22 страницах была подробно расписана семикилометровая тропа, проложенная вокруг озера, и приведены все значимые точки, где надо останавливаться, и к каждой дан геологический комментарий. На местности установлены содержательные информационные стенды.

Из Москвы уже поступали первые панические донесения об аномальной жаре, а у нас погода была идеальной для прогулки – солнце, плюс 23 градуса, легкий ветерок. Сначала тропа представляла собой асфальтированную дорожку, но после первых двух километров она свернула в сторону от озера (по ней продолжали свой путь велосипедисты). Пеший же маршрут продолжился по выступающим вокруг озера камням, валунам и скалам.

По ходу движения установлены специальные столбики-метки, по которым и определяешь дальнейшее направление движения. так и двигаешься – от столбика к столбику. Местами скалы прерываются, и дорожка становится лесной тропкой, где в топких местах проложены деревянные мостки.

На выступающих валунах можно разглядеть разные породы: гранит, кварц, диабаз. Примечательная точка – место, где одна порода заполнила трещину в другой, которая на сто миллионов лет старше!!! Можно сделать шаг длиною в сто миллионов лет :-)

Нас раньше никогда не увлекала геология, но комментарии в книжечке нам очень понравились, мы узнали массу нового и интересного.

Кстати, впоследствии наше геологическое образование продолжилось, и мы часто обращали внимание на действие всяких ландшафто- и рельефообразующих сил: ледников, вулканической активности, тектонических явлений, водной и ветровой эрозии. В смысле развития геологической эрудиции путешествие по Канаде оказалось просто уникальным – для нас, естественно.

Завершилась тропа у Центра культурного наследия Севера имени Принца Уэльского (Prince of Wales Northern Heritage Centre) – музея, где представлена история освоения Северо-Западных территорий.

Помимо документов и фотографий, есть экспозиция, рассказывающая о животном мире этого края. Мы также узнали о том, что название города произошло от медных охотничьих ножей, которые использовали здесь первые жители. В 1930-х годах в Йеллоунайфе обнаружили золото, что естественно, вызвало бурное освоение местности. Еще позже в этих краях нашли уран и серебро, а в 1991 году еще и алмазы, что привело к дальнейшему развитию города. С 1967 года это еще и административный центр провинции Северо-Западные территории.

Вторая половина дня началась с ланча. Поскольку нам хотелось попробовать местной кухни и побывать в каком-нибудь аутентичном месте, мы доехали до старой части города и остановились возле деревянной избушки с табличкой «Bullock’s Bistro» (3534 Weaver Drive).

Образчик местного юмора явлен уже при входе.

Внутри было пять деревянных, видавших виды столов с такими же стульями, и три посетителя – одна пара и мужичок. Покосившись в сторону пары и увидев огромные порции еды на тарелках, мы благоразумно взяли одну порцию озерной форели на двоих стоимостью 27+ долларов, и пару бутылок канадского пива Moosehead.

Пока повар, высоченный мужик с пестрой банданой на голове, готовил за стойкой на наших глазах рыбу, нам принесли только что испеченный, вкуснейший хлеб и масло.

Форель подали десятью минутами позже вместе с картофелем по-деревенски и стручковой фасолью. Вдвоем мы наелись этой порцией до отвала.

Уже сытые, рассмотрели надписи, которыми в заведении испещрены все столы, стены и потолок. «Warning! All ringing cell phones will be deep fried». «Unattended children will be sold as slaves». «Open the oven. Take a look. First to complain is tomorrow's cook». Потаращились на фото и визитные карточки, прикрепленные к стенам (в частности, мы нашли визитки из Южной Африки, Кембриджа и Сиэтла), с гордостью присовокупили свои карточки с московскими адресами и пошли гулять по старому городу.

Забрались на смотровую площадку, где стоит памятник летчикам, которые осваивали Север (Bush Pilot's Monument).

Отсюда открывается красивый вид на Большое Невольничье озеро (Great Slave Lake) – огромное, синее, с изрезанными берегами и островами и заливами. Удивили плавучие дома. Интересно, что с ними происходит зимой?

Отправились в старую часть города. Здесь есть как красивые, огромные, современные особняки, так и домики поскромнее.

Кстати, обратите внимание, что табличка с государственным номерным знаком на машине сделана в форме силуэта белого медведя. Это не шутка, а норма для канадских Северо-Западных Территорий. Такой вот юмор на государственном уровне :-)

Прогулялись у озера, сфотографировав гидросамолеты...

дошли до места, где начинается территория проживания индейцев.

Разница между домами белых и индейцев видна невооруженным глазом. У индейцев очень скромные домики, похожие на старые избы. Единственное, что выделяется на их территории – это современное здание школы. А так – никаких цветов возле домов, вдоль улицы грязь, раздолбанная дорога...

Сами индейцы, как мы уже раньше заметили, отличаются каким-то всеобщим хмурым выражением лиц :-(

 

Ранним утром 16 июля мы распрощались с Йеллоунайфом.

Снова проделали путь до паромной переправы, по пути опять встретив стадо бизонов, переходящих дорогу. Пилот «учуял» животных на расстоянии, издалека заметив на дороге невнятные пятна.

Устроили еще одну бизонью фотосессию :-)

Закончив с фотоанимализмом, переправились через Маккензи и отправились в Хей-Ривер (Hay River), расположенный с противоположной стороны Большого Невольничьего озера. Думали, что там проведем ночь, а потом уже будем «сваливать» дальше на юг.

Хей-Ривер оказался небольшим поселком, на окраине которого, как раз на берегу озера, есть огромный кемпинг. В сосновом лесу можно остановиться на любом размеченном месте (все площадки пронумерованы), отдыхать, устраивать барбекю, загорать на песчаном пляже в двух минутах ходьбы.

Увы, в это время начался дождь. Мы все же вышли посмотреть на этот пляж, и вполне оценили и воздух, и замечательный лес, и чистейшую воду в озере. Но были тут же атакованы тучей комаров. Поняв, что ждать у озера погоды мы не хотим (неизвестно, сколько ее ждать), мы вернулись в городок и с трудом отыскали заведение, где можно было бы перекусить.

Заведение напоминающее советскую столовку, только с гамбургерами, впечатления не произвело, приличный ресторан, упоминавшийся в путеводителе был закрыт, и сделав круг почета по двум улицам, мы увидели кафе под названием «Соль и Перец» (Salt & Pepper; #8, 66 Woodland drive, Hay River). Это заведение держали китайцы. Они-то нас и накормили – суп, свинина в кисло-сладком соусе с рисом, которую мы не смогли доесть и взяли с собой на вынос.

Погода изменила наши планы. Дождь лил вовсю, на небе не было ни единого просвета, гулять по Хей-Ривер не было никакой возможности, да и особо привлекательных мест мы не нашли. Поэтому решили использовать остаток дня и свалить еще южнее.

К семи часам вечера мы оказались в населенном пункте Хай-Левел (High Level). Всего за 50+ долларов мы переночевали в трэш-мотеле, где, похоже, останавливаются одни индейцы. Во всяком случае, ни вечером, ни утром мы не видели тут ни одного человека европейского вида, исключая девушек на ресепшен (Примечание Пилота: зато очень симпатичных). О «злачности» места говорило отсутствие WiFi (единственный раз за всю поездку) и то, что с нас помимо оплаты взяли еще и 100 долларов залога (тоже в первый и в последний раз).

Номер был более чем скромный, хотя белье на кроватях было свежим, и ванная комната абсолютно нормальной. Из реальных минусов: жуткая грязь на всей площади перед отелем (она не асфальтирована и потому была размыта дождем) и ночной гад сумасшедший, который на дикой скорости, с завываниями мотора, зачем-то дважды пронесся по этой песчано-глиняной скользкой площади около трех часов ночи. В общей сложности за день получилось 809 км.

Утром следующего дня, 17 июля, мы продолжили движение на юг.

Заранее расписанного плана поездки по дням у нас не было, поэтому мы на ходу пытались понять, где остановиться на следующую ночевку. Почему-то хотелось пожить в интересном месте около воды (Примечание Пилота: Штурману хотелось. Пилот к воде относится без фанатизма). Нашли на карте Невольничье озеро (Slave Lake) – почти по дороге. Доехали до него к обеду. Зашли в Visitors Center, изучили буклеты, выяснили, что делать у озера почти нечего – кроме, естественно, рыбалки.

Но к рыбалке мы были не готовы: ни сапог, ни соответствующей экипировки, ни удочек, ни противокомариных спреев, ни желания платить большие деньги гиду (~600 долларов за день на двоих), ни умения управлять лодкой самостоятельно. Пришлось отказаться от идеи заночевать на Невольничьем озере и отправиться дальше в сторону Эдмонтона, большого города в провинции Альберта. Потом мы свернули на восток, в сторону Национального парка Elk Island, и стали в том районе искать отель. В результате проехали за этот день 871 км.

 

Ты узнаешь, что напрасно называют Север крайним,

Ты увидишь – он бескрайний...

ВИА «Самоцветы» и Кола Бельды

Так пришел к концу наш северный марш-бросок в Йеллоунайф и обратно на юг в цивилизацию.

Если честно, сама по себе столица Северо-Западных Территорий не такая уж достопримечательность. Скажем, совершенно бессмысленно было бы лететь туда на самолете. Это не Венеция, не Париж и даже не Ванкувер, и на роль цели путешествия явно не тянет.

Но нам хотелось примерить к себе масштабы канадского Севера, ощутить собственную связь с его ландшафтом, покорить огромные расстояния, почувствовать их и пережить. Поэтому сами три дня пути до Йеллоунайфа и два дня обратно стали целью этой части путешествия, а не раздражающей задержкой в прибытии – в полном соответствии с «Манифестом неспешных странствий».

Ведь настоящее путешествие – это всегда хоть немного преодоление. Во всяком случае, мы так считаем :-)

 

< предыдущая глава

следующая глава >

в начало отчета

ВСЕ НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ

на одном сайте

 
 

© 2010, Пилот и Штурман 

Рейтинг@Mail.ruDesigned by Пилот. Ну не мастер я, не мастер...