НА ПЕРЕКРЕСТКЕ КУЛЬТУР И ЦИВИЛИЗАЦИЙ

 
 

Отчет об автомобильном путешествии по Восточной Турции весной 2010 г.

 
 

Анатолия. Провинция с историей

< предыдущая глава

следующая глава >

Итак, утром 29 апреля мы двинулись из Каппадокии на восток в надежде доехать до горы Немрут и встретить там закат.

iGO повел несколько неожиданным путем Аванос – Кайсери – Пинарбаши – Гюрюн (AvanosKayseri – Pınarbaşı – Gürün). Но нам было все равно, как ехать, и мы подчинились. Сначала шла шикарная четырехполосная трасса с разделительной канавой посередине, никакого трафика. Вокруг тянулись монотонные пейзажи с выглаженными горами по горизонту. До Гюрюна средняя скорость была 97 км/час.

После Гюрюна дорога резко сузилась, стала двухполоской (за исключением участка от Даренде до Балабана и куска трассы перед самой Малатьей), трафик был по-прежнему невелик, но средняя скорость упала до 90 км/час

В Малатье (Мalatya) iGO правильно показала поворот на Немрут, но дальше все время норовила увести с основной дороги, мы же ее упорно держались. В результате 90 км от трассы ехали больше двух часов, наматывая петли по эффектным серпантинам, дважды спустившись в долины и дважды поднявшись в горы.

Указатели на Немрут периодически попадались, что вселяло уверенность – iGO офигела полностью и окончательно потеряла дорогу.

К Немруту (Nemrut Dağ) подъехали в 17.30.

Заплатили на шлагбауме около мотеля Гюнеш 13 лир за двоих, поехали вверх по грунтовке и к своему разочарованию обнаружили, что прямо под горой дорога перекрыта камнями поперек проезжей части. А мы-то надеялись проехать дальше, насквозь к Адыяману.

Что ж, бросили машину, пошли пешком. Сквозной дороги действительно нет :-(

Гора Немрут – памятник уникальной религиозной программе, входящий в перечень Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Ее (программу) в самом начале нашей эры учредил Антиох I, правитель здешнего Коммагенского царства. Его пантеон состоял одновременно из греческих и персидских божеств, к которым присоединились и члены царской семьи.

Естественно, себя, любимого, Антиох тоже не забыл и без ложной скоромности повелел именовать себя Антиох Первый Теос Коммагенский, где «теос» означает «бог». На горе властитель устроил святилище и собственную усыпальницу.

Для них были изваяны гигантские скульптуры, и немалых трудов стоило затащить их на вершину.

Увы, землетрясения разрушили древний монумент, но обломки статуй раскопаны и около насыпного кургана на самой макушке горы выставлены на всеобщее обозрение. Теперь на визитеров молчаливо взирают каменные головы огромных размеров.

Отвернувшись от их тяжелого взгляда, можно полюбоваться потрясающими панорамами окрестных гор.

На вершине нас встретили группы немецких и турецких туристов.

Успели сделать лишь пару фоток, как солнце зашло за тучи окончательно.

Запахло дождем.

Некоторое время мы по инерции ждали красивого заката, потом поняли, что это бессмысленно, и решили селиться в мотель, тот самый Гюнеш (Güneş Motel), мимо которого недавно проехали.

С нас запросили 100 лир за комнату с ужином и завтраком, но сторговались на 90 (45 евро). В общем, это было самое некомфортное и самое дорогое жилье за все путешествие. Отопление не работало, видимо, из экономии, в номере было холодно, так что нам дали по три одеяла, но мы воспользовались спальниками. На ужин нам сделали супчик из пакетика, пожарили курицу и покрошили в тарелку помидоры и огурцы.

Но пока мы ели, пошел сильный дождь. Поэтому мы решили, что 90 лир отдали не зря, а то бы мокли сейчас около палатки, готовя ужин в темноте. Спать ложились со слабой надеждой, что на рассвете развиднеется и восхождение на Немрут можно будет повторить. Но в пять утра было пасмурно, в семь тоже, да еще отключилось электричество. «Электрик прóблем», – сказал хозяин и потыкал рукой куда-то в сторону потолка.

В общем, мотель Гюнеш подвернулся очень кстати, но с утра мы бежали из него как можно скорее :-)

Первая задача была найти дорогу в Адыяман (Adıyaman) через Кяхту (Kâhta). Нам объяснили, рисуя схемы на бумажке, что нужно проехать 13 км до вилладж, там будет крутой левый поворот на Кяхту. Километров, правда, оказалось 10,5, но поворот мы нашли.

Дальше шли бесконечные серпантины по тряским грунтовкам, скорость упала до 30 км/час. Так и тошнили до деревни Старая Кяхта (Eski Kâhta), которая сегодня официально называется Кокахисар (Kocahisar). Там засняли остатки древней мамлюкской крепости (Yeni Kale) и наконец выбрались на асфальт.

Вскоре дорога сделала крутой поворот и пересекла реку Сендере (Cendere). Рядом с современным мостом видны неплохо сохранившиеся руины старого римского моста (Cendere Köprüsü).

Он был построен во II веке н.э. в честь императора Септимия Севера то ли жителями четырех окрестных городов, то ли силами XVI легиона, расквартированного в этой местности (найденные нами данные расходятся). Мост украсили четыре коринфские колонны: в честь самого императора, его жены Домны и сыновей Каракаллы и Геты.

После смерти Севера братья правили совместно, но Каракалла постоянно ссорился с Гетой и в конце концов организовал его убийство, после чего проклял его имя и постарался уничтожить всякую память о нем. Тогда колонну, посвященную Гете, снесли, и с тех пор мост стоит с тремя колоннами. Выглядит диковато, но еще совсем недавно имена врагов народа вымарывали из энциклопедий, а фильмы выходили без упоминания в титрах эмигрантов, успевших поучаствовать в их создании. Так что древние традиции живучи.

Еще одно любопытное место по дороге в Адыяман – курган Митридата II (Karakuş Tümülüs), насыпанный в I в. до н.э.

Он служил захоронением женщин царской семьи и сегодня напоминает о давно ушедших временах.

Место очень живописное.

Из Адыямана в объезд водохранилища имени Ататюрка (Atatürk Baraj Gölü) перебрались в Шанлыурфу (Şanlıurfa). iGo забросили, ехали по указателям на озеро Балык (Balıklı Göl) со священными карпами. Увидели надпись otopark со стрелочкой и оказались на подземной парковке.

Шанлыурфа в античные времена носила имя Эдесса, которое упоминается в Новом завете. Здесь начинал проповедовать апостол Фома, сюда же Христос послал свой нерукотворный образ в ответ на просьбу местного царя об исцелении. Впоследствии Эдессой попеременно правили мусульмане, византийцы, армяне, крестоносцы, монголы, мамлюки, османы и даже недолгое время британцы и французы.

Теперь Шанлыурфа важный религиозный центр ислама. Неподалеку находится пещера, где согласно мусульманской версии родился пророк Ибрагим, он же ветхозаветный праотец Авраам. По легенде он был брошен в костер, но превратил пламя в воду, а горящие дрова – в карпов. В память об этой истории возле местной мечети Халиль-Раман устроен пруд, где резвятся священные карпы.

Многочисленные паломники считают своим долгом покормить их с берега.

Мы тоже поучаствовали в этом процессе,

потом прогулялись по парку

и пошли на рынок.

Не для того, чтоб чего-нибудь купить, а так, потаращиться.

Как обычно на востоке, все очень колоритно.

И на удивление доброжелательная реакция на нас и на фотоаппараты.

Время было обеденное, и мы благосклонно поддались призывам зазывал из местного заведения, которое я не смею назвать рестораном :-)

Все очень аутентично, например, столы застелены газетками :-)

Мы к этому времени освоили пяток слов из разговорника, из которых главным было kuzu, то есть баранина :-) Гордые собой, попросили ики (два) кузу шиш-кебаб и ики айран. И были поняты! Баранину принесли с тонким лавашом, чтобы в него заворачивать. Получилось восточное блюдо, но на манер северомериканского wrap. Не сказать, что суперкулинария, но поели с удовольствием, вполне наелись и заплатили всего 18 лир (9 евро).

Поехали дальше на восток. Опять отличная трасса-четырехполоска с разделительной канавой, которая потом переходит в двухполоску. Трафик не сильно напряжный, но с обгонами приходится стараться. Очень точно размечены запреты на обгон и их отмены.

В Диярбакыр (Diyarbakır) въехали по iGO. Она завела нас в абстрактное место, сказала, что это центр города, и самоустранилась. Пришлось выбираться самостоятельно, то есть с помощью местного полисмена. Я показал ему плохонькую карту в путеводителе и ткнул пальцем в обозначение турофиса. Он прочел рядом название улицы и с трудом объяснил последовательность поворотов.

На улице турофиса не оказалось. Но нашелся отель: 40 лир комната, 3 лиры парковка за ночь, завтрак еще 5 лир с человека. Как говорил Остап Бендер по поводу меблированных комнат «Сорбонна» – стиль каменного века :-)

Зато стало видно, что на востоке страны цены ниже. Дальнейшее путешествие, кстати, подтвердило это наблюдение.

Продолжая освоение турецкой лексики, спросили в отеле, ийи (где) кёфте ресторан. Оказался – сюрприз :-) – по соседству. Почти стандартный набор, кюфта из баранины и два айрана, обошелся в 16 лир (8 евро). Вернувшись в номер, отлакировали ужин запасенной с Москвы кедровой настойкой и пошли спать.

Наутро получили свой завтрак. Чай limitsiz (догадайтесь сами), как было написано на стене, яйцо, сыр, маслины, хлеб, огурцы-помидоры. Масло неожиданно плавало в меду, намазывали его на белый хлеб – получался местный эклер :-)

Как обычно, утром хорошего света не было. Установилась грустная закономерность этой поездки – на рассвете и закате небо закрыто тучами. Если учесть, что к середине дня солнце поднималось чуть ли не в зенит, то станет ясно, что нормального света для фотографии почти и не было :-(

Тем не менее пошли осматривать Диярбакыр. Сначала забрели во внутреннюю крепость (Iç Kale). Не самое эстетичное зрелище, больше похоже на нищую деревню: козий помет, полуразвалившиеся стены, облупившаяся штукатурка.

Тем не менее оценили былое могущество цитадели.

В крепости стоит Мечеть Пророка Сулеймана (Hazreti Süleyman Camii) с 27 могилами сторонников Мухаммеда, оборонявшими в 638 г. город от арабов. Нас это сильно удивило – откуда здесь были в это время мусульмане, если они не арабы?

Пошли по городу. Привлекла внимание Большая мечеть (Ulu Cami) в неожиданном для Турции арабском стиле, то есть  базилика со двором, обнесенным аркадами.

При их строительстве использовались старые византийские колоны, поэтому можно поразвлекаться, разглядывая узоры: вперемешку арабские и римские.

Мечеть Шейха Мутахара (Şeyh Mutahhar Camii) знаменита своим  резным минаретом. Он стоит на четырех небольших столбиках, а потому в народе называется Четырехногим (Dört Ayaklı Minare).

Рядом постоялый двор Хасана-паши (Hasan Paşa Hanı) с двухэтажными аркадами, построенный здешним наместником во второй половине XVI в.

Многие постройки используют чередование черного базальта со светлым камнем, видимо, известняком, что придает Диярбакыру визуальное своеобразие.

После прогулки выехали из города, встали на трассу и двинулись в восточном направлении. Полгоризонта прямо перед нами застилала огромная темно-серая туча, и мы были готовы оказаться под сильным дождем. Действительно, минут через 15 по дороге застучали крупные капли, и мы обратили внимание, что асфальт покрывается каким-то белым налетом, будто пеной. Мы даже успели поделиться друг с другом недоумением по поводу ее происхождения, как дождь перешел в град. Тогда-то мы смекнули, что загадочная пена – просто снег.

Град крепчал. По крыше машины периодически гулко дзынькали градины размером с вишню, страшно было за лакокрасочное покрытие. Дорогу засыпало основательно, а поскольку было тепло, то град сопровождался дождем. Поэтому по асфальту текли мутные ручьи грязной воды.

Мы оценили канаву вместо отбойника на разделительной полосе – она превратилась в бурный поток. Стало скользко, а видимость резко ухудшилась.

Множество машин просто остановились на обочине. Мы тоже пытались переждать, но катаклизм был на удивление долгим, так что не спеша поехали прямо по водно-ледяной каше.

Справляться с эмоциями нам помогали выразительные возможности великого и могучего русского языка, с помощью которого мы обменивались краткими, но прочувствованными замечаниями :-) В общем, пережили драматический опыт. Никогда в жизни не видел такого крупного и продолжительного града.

В конце концов природный феномен иссяк, и мы двинулись дальше с нормальной скоростью. Трафик невелик, дорога местами четыре полосы, местами две, идет строительство, отчего покрытие иногда тряское. В общем, перемещаться можно.

В Ахлате (Ahlat) поехали смотреть сельджукское кладбище (Ahlat Selçuklu Mezarlığı) XII-XV вв.

Это странное и печальное место, где камни, испещренные куфическими надписями и покосившиеся от времени и землетрясений, торчат из-под земли в разные стороны, словно больные зубы.

Небо опять начало затягиваться, но солнце еще прорывалось сквозь разрывы в облаках, так что можно было поймать удачный момент.

А надвигавшиеся черные тучи придавали обстановке драматизма.

Саша заранее присмотрел по космоснимкам место для ночевки с палаткой на берегу Вана неподалеку от Татвана (Tatvan). Но время позволяло доехать дальше. Так что решили перевыполнить план, чтобы оставить больше свободы на пути обратно в Анкару, где предполагались длинные перегоны по горным дорогам. Нацелились на Ахтамар, точнее – на берег озера поблизости.

До Татвана пару раз остановились фотографировать озеро Ван (Van Gölü) – эффектное небо и красивые снежные горы.

По Татвану долго тащились по узкой улочке, забитой машинами. Потом некоторое время огибали озеро с юга, любуюсь на северном берегу четырехкилометровой горой Сипан, или Сюпхан (Süphan Dağı), второй по высоте в Турции после Арарата.

Потом дорога отвернула от озера вглубь и через некоторое время поднялась на перевал 2234 м, который стал одной из самых высоких точек в нашей поездке.

Около Ахтамара слева от дороги нашли вывеску «Кемпинг», зарулили туда и обнаружили обшарпанную кафешку в архитектурном стиле столовой на территории завода твердых сплавов. Хозяин был готов на все: отвезти нас на Ахтамар в любое время дня и ночи, выдать палатку, позволить поставить свою палатку, положить спать на полу кафешки, напоить чаем, накормить… Но место нам не понравилось, и мы поехали дальше. Хозяин сначала утверждал, что ближайшие гостиницы в городе Ван (50 км), но выдал нам визитку отеля поближе (25 км).

iGO настаивала, что отель есть еще ближе, в 2 км. По пути к нему увидели еще одну вывеску «Кемпинг» и пристань с катерами. Проехали мимо, но обещанный отель оказался чем-то вроде пионерлагеря, да еще и закрытым.

Вернулись в кемпинг у пристани, на поверку оказавшийся придорожным ресторанчиком с несколькими номерами для приезжих. Против нас выставили англоговорящего турка, который сказал, что комнат нет, но палатку можно поставить бесплатно. Следующий отель по его словам был в 20 километрах, но четырехзвездный и дорогой.

Мы с сомнением рассматривали небо, твердо обещавшее ночные осадки, и мокрую траву на предполагаемом месте под палатку. Но когда это нас пугал дождь при подобном ночлеге? – вспомнили мы походную молодость... и встали лагерем с видом на Ахтамар.

Кедровка к тому времени кончилась, и мы для разгона выпили водки, купленной в шереметьевском дьютике. Знаменитая Finnlandia в варианте Cranbery fusion оказалась сладкой, а запахом напоминала освежитель в туалете западного аэропорта. Однако ж на психику и аппетит алкоголь оказал благотворное влияние и в таком виде, так что мы отправились в ресторан.

Здесь нам была предложена курдиш тава, которую официант описал как биф, веджетаблес, вери хот. Мы попросили сделать ее нот вери спайси и присовокупить два айрана. Нам принесли салатик, набор маринованных овощей, приятный сметанный соус, хлеба, каких-то злаков (пшеница?) и две шкворчащие сковородочки тушеной с овощами говядины. Все вкусно, а со сметанным соусом еще вкуснее. Умяли за милую душу – с утра не ели, да и финская ликеро-водочная промышленность поспособствовала.

Заплатили 40 лир, вернулись в лагерь, «усугубили» еще несколькими глотками парфюмерного напитка и в 20.30 залезли спать в палатку.

А что было еще делать?

в начало отчета

< предыдущая глава

следующая глава >

 

ВСЕ НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ

на одном сайте

 
 

© 2012, Пилот и Штурман 

Рейтинг@Mail.ruDesigned by Пилот. Ну не мастер я, не мастер...