НА ПЕРЕКРЕСТКЕ КУЛЬТУР И ЦИВИЛИЗАЦИЙ

 
 

Отчет об автомобильном путешествии по Восточной Турции весной 2010 г.

 
 

Армянское нагорье. На берегах реки времен

< предыдущая глава

следующая глава >

Самый восток Турции занимает Армянское нагорье, увенчанное двуглавым силуэтом Арарата. Неподалеку от царь-горы встречаются еще два знаменитых коньячных названия: Ахтамар и Ани. Да, жизнь (а точнее – политика) распорядилась так, что огромный кусок исторической Армении оказался на территории сопредельного государства. Этот переход, происшедший в начале ХХ века, получил трагическое название «геноцид» и ознаменовал собой печальный финал многовековой истории проживания армян на здешней земле.

Кстати, большая часть нынешней восточной Турции долгое время принадлежала России, не случайно «невыездной» Пушкин спокойно приезжал сюда в Эрзерум. По той же причине здешний Карс спланирован по-европейски, а своей архитектурой так напоминает далекий северный Санкт-Петербург. Турецкими же эти земли стали в результате печально известного Брестского мира. И есть мнение, что таким образом большевики заплатили Германии (и ее союзнику Турции) за поддержку своих действий против царского правительства :-(

Знакомство с Арменией-в-Турции мы начали 2 мая с Ахтамара (Akdamar Adası), небольшого островка посреди озера Ван, на котором стоит чудная армянская Церковь Святого Креста (Akdamar Adasındaki Surp Haç kilisesi) X века. Туристов сюда доставляют на экскурсионных катерах и дают возможность осмотреть храм и остатки кладбища с резными надгробными камнями-хачкарами.

Полночи хлестал сильный дождь. К утру он подуспокился, но облачность не сулила никакой радости. Мы встали, Саша развел горелку, и мы вскипятили себе воды для кофе. Хлеб, сыр и вафли – получился почти стандартный отельный завтрак.

Увы, пока завтракали, опять начался дождь. Уже даже облаков не было видно, все вокруг затянуло равномерной серостью. Собрали палатку, уложили вещи в багажник и отправились выяснять, что там с катерами на Ахтамар.

Оказалось, что катер стоит 60 лир (30 евро), а билет 5 лир, так что обычно ждут, пока соберется 12 человек. Но если мы хотим, то за 60 лир нас отправят вдвоем.

Время нам позволяло, и мы решили ждать. Забрались в машину, включили отопитель и кондиционер, чтобы не запотевали стекла, и коротали время разговорами о том о сем. Приехала еще пара желающих, но разделить с нами 60 лир пополам они не согласились, хотя мы уже были готовы.

Наконец появился экскурсионный автобус с большой турецкой группой, они попили чайку в ресторане и отправились на остров. Мы присоседились.

Осмотр острова под дождем не позволил насладиться видами и архитектурой в полной мере :-( Фотографии сделали для галочки, быстро выхватывая фотоаппарат из-за пазухи.

Особенностью Церкви Святого Креста являются богатая каменная резьба.

В интерьере заметны прорезанные посередине опорные столбы купола, отчего квадрат в плане превращается в восьмиугольник, и подчеркиваются устремленные ввысь вертикали, да и становится несколько светлее – появляются дополнительные окна, хоть и маленькие.

Новейшая история храма трагична, как и судьба всего армянского наследия в современной Турции. Собор принадлежал монастырю Армянской апостольской церкви. Во время геноцида армян в 1915 году все монахи были убиты, храм разграблен, обитель уничтожена, а кладбище осквернено. Долгое время вандализм продолжался, с церкви сбивали каменные украшения, по ней стреляли ради забавы, а надгробия продолжали разрушаться.

Современная Турция претендует на звание цивилизованной страны, для которой должно быть несвойственно надругательство над культурным наследием. Совсем недавно, уже в XXI веке, была предпринята реставрация храма, и настолько масштабная, что теперь церковь несколько смахивает на новодел. Долгое время над куполом не было креста, что давало армянским священникам поводы для критики реставрационных работ. Уже после нашего визита, в октябре 2010 года крест был установлен, а в храме проведена первая литургия за многие годы.

Но определенная «туркизация» заметна и сейчас: около пристани гордо реет немаленький государственный флаг, и даже буквы в названии острова аккуратно подтасованы. Вместо «Ахтамар», в честь легендарной армянской принцессы Тамар, по-турецки остров называется «Акдамар», то есть «белая вена».

В Ване (Van) подъехали к крепости на скале. Нам в качестве гида навязалась местная девчушка лет 10-11. Сначала мы пытались ее отогнать, но сменили гнев на милость, когда она показала вход на территорию, неприметный и с непонятной надписью на турецком языке. Сами бы могли не найти.

Самозваная провожатая провела нас по крепости,

показала крепостные стены с бойницами, камни с клинописными надписями,

и развалины мечетей внизу.

Увы продолжал хлестать дождь, взбираться и спускаться приходилось по скользким камням и раскисшим тропинкам, обувь промокла полностью, да и шапки с куртками не помогали.

Но развалины обошли, вернулись к машине, вознаградили нашу чичероне пятью лирами и направились в Догубаязит.

Дорога шла вдоль озера, срезая мысы. Очень малолюдно и ненаселенно, кругом пологие холмы, попалась неожиданная солеварня. В местечке Карахан (Karahan) свернули на северо-восток. Издалека казалось, что здесь просветы в облаках, но на месте обнаружился тот же дождь.

Дискредитировавшую себя iGO сегодня не включали, ориентировались по карте и указателям, заодно приглядывая за направлением по генштабовским топографкам. Они-то и подсказали нам, что слева водопад Мурадие (Muradiye Şelalesi). Мы нашли боковую дорожку и подъехали на парковку, где с нас тут же содрали 3 лиры. Видимо, на ремонт провала.

Рядом множество местных пикниковали и жарили что-то на мангалах. Напротив водопада – подвесной пешеходный мостик. Оттуда и поснимали, развлекаясь подбором выдержки для эффектного размытия воды.

По дороге в Догубаязит решили пообедать в первой попавшейся придорожной едальне, каковая и обнаружилась в городке Чалдыран (Çaldıran). Множество турок исключительно мужского пола и молодежного возраста взирали на нас с радостным изумлением. Меню, естественно, было на турецком, и официант говорил исключительно на родном языке. Но он громко воззвал к помощи зала, и после непродолжительной переклички в аудитории отыскался единственный англоговорящий персонаж.

Молодой человек подсел к нам за стол, перевел меню, затем транслировал наш заказ официанту, по нашей просьбе уточнил цену, пожелал гуд аппетит и энжой ёр мил и вернулся к себе. Надо сказать, что вел себя очень дружелюбно и совершенно без навязчивости, так что мы по праву оценили искреннюю помощь и гостеприимство.

Еда была замечательная. Я взял жареное баранье сердце, Саша – нанизанные на шампур колбаски. К этому подали салат, лук, соус, много лепешек. Заказали неизменный айран, а в конце запили все чаем. Счет за обед составил 14 лир (7 евро), что стало рекордом поездки :-) Довольные, расплатились и поблагодарили, выкопав в разговорнике фразу йемек чок гузель, то есть «было очень вкусно». В дальнейшем повторяли ее не раз, и повара неизменно таяли от удовольствия :-)

Впервые были остановлены на блокпосту около иранской границы. Солдатик позвал старшего, тот увидел туристов и сказал – проезжайте. Документов не спрашивали.

Через некоторое время испытали еще один природный катаклизм. Под перевалом Тендюрек (Tendürek Geçidi) дождь перешел в снег, а Саша обнаружил на Генштабовской карте надпись, что перевал открыт с июня по сентябрь. Но навстречу ехали машины, и мы понадеялись, что генштабовские сведения устарели. Слава богу, так и оказалось. На самом перевале снег валил хлопьями, но движение было открыто в обе стороны.

До Догубаязита (Doğubayazıt) доехали легко, но в самом городе долго тащились по разбитой дороге, выискивая отель. Нашли, сторговались за 50 лир с завтраком, осмотрели номер, попросили обогреватель (сушить промокшие шмотки) и затребовали недостающие простыню и туалетную бумагу. Горячей воды не было, но ее обещали дать (и дали) в 19 часов.

Допили остатки ароматизированной водки, поклявшись себе больше никогда в жизни не брать в рот эту гадость. Ужинать отправились в ресторан «Исхак Паша» (İshak Paşa) напротив отеля, где нам предложили гювеч и фаршированные перцы или кабачки. Выбрали перцы и, естественно, айран, заплатили 20 лир (10 евро).

Завтрак был скудный, а горячую воду утром снова отключили. Осмотр окрестностей Догубаязита начали с Дворца Исхак-паши (İshak Paşa Sarayı), но он оказался закрыт :-(

Пришлось ограничиться внешним осмотром, благо его расположение среди пустынных гор очень эффектно.

Вернулись в город и направились в сторону иранской границы, чтобы найти метеоритный кратер (Meteor Çukuru), о котором прочитали где-то в путеводителе. Нашли его по указателю уже возле самого погранперехода Гюрбулак-Базарган (Gürbulak-Bazargan).

Это оказался очень странный объект. История его появления описана на щите неподалеку, но нам в нее совсем не верится. Утверждается, что кратер возник в результате падения метеорита в 1892 году. Но на вид совсем не похоже. Почему цилиндрическая, а не коническая форма? Где выброшенная наружу земля? Да и судьба самого небесного тела осталась непроясненной. Оно-то куда делось? А ведь метеорит должен быть довольно большим, чтобы пробить такую дырку.

К тому же около этого кратера на космоснимках хорошо видны несколько подобных круглых углублений, только залитых водой и превратившихся в озера. Неужто метеориты тут падали россыпью? Кстати, на информационном щите написано, что это второй по величине метеоритный кратер на планете, что уж точно ни в какие ворота не лезет. На Земле есть множество «ударных кратеров» гораздо большего размера.

Аналогичный природный феномен мы с Сашей видели в свое время на Камчатке, в районе вулкана Плоский Толбачик. Местные называли его «провал», и он действительно скорее похож на провал в результате какой-то сейсмической или вулканической активности.

В общем, на наш непросвещенный взгляд версия метеоритного происхождения отверстия в земной поверхности кажется сомнительной.

А вообще вся эта история напоминает спор астрономов из «Незнайки на Луне»:

Многих ученых интересует вопрос, как образовались лунные кратеры, от чего они произошли. В Солнечном городе все астрономы даже поссорились между собой, стараясь разрешить этот сложный вопрос, и разделились на две половины. Одна половина утверждает, что лунные кратеры произошли от вулканов, другая половина говорит, что лунные кратеры – это следы от падения крупных метеоритов :-))

Когда этот отчет был опубликован и обсуждался в конференции «Отдых и путешествия», я спросил авторитетного мнения Михаила Бутарова и получил два развернутых комментария (здесь и здесь) с разбором аргументов за и против метеоритной версии.

Следующей точкой назначения были руины древней армянской столицы Ани. Вернулись к  Догубаязиту, объехали его по объездной и направились в сторону Карса. Вскоре пошла очень плохая дорога :-( Она строится, но пока разбитая и вся в ямах. Справа остался склон знаменитой горы Арарат (Ağrı Dağı), но вершины мы не увидели из-за плохой погоды и низкой облачности :-( На перевале дорога по-прежнему была отвратительной, но на склоне вниз, к городу Игдыр (Iğdır), наконец появился нормальный асфальт.

Дальше было очень живописно.

Особенно радовала цветовая гамма окружающих пейзажей.

Настоящие пастельные тона!

В Игдыре остановились на обед. Заказали кузу шиш-кебаб и айран, вышло 25 лир (13 евро). Официант, молодой парень, узнал, что мы из России, спросил имена, очень возбудился от радости и чести принимать дорогих гостей, и несколько раз подходил, просто чтобы побыть рядом с редкими визитерами. Его радость была приятна, но аппетиту не способствовала :-)

В Ани (Ani) добрались к 16 часам. Нас ждали руины древней столицы Армянского царства.

Они оказались впечатляющим местом, печальным отзвуком давней жизни.

Здесь можно долго бродить с фотоаппаратом, выискивая эффектные виды старых церквей и крепостных стен на фоне окрестных гор.

А можно наоборот, остановиться, оглядеться, прислушаться... И почувствовать реку времени, неумолимо уносящую в прошлое города, народы, богов и людей. Где то царство? Где та столица? Где те армяне?

В Ани нам показалось, что где-то неподалеку невидимый Гаврила Романович размеренно декламирует свое знаменитое

Река времен в своем стремленьи

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

Народы, царства и царей.

А если что и остается

Чрез звуки лиры и трубы,

То вечности жерлом пожрется

И общей не уйдет судьбы.

Увы, погода опять нас подвела. Мы едва поймали последние лучи солнца, небо быстро затянулось облаками, а потом и вовсе пошел сильный дождь. Пока вернулись к машине – здорово промокли :-(

На ночлег остановились в Карсе (Kars) в отеле Öz Kervansaray. С нас просили 40 лир за номер с удобствами, но без завтрака. Мы скинули с этой цены 5 лир и поселились за 35 (18 евро). На ужин наконец нашлась баранья печенка, которую я давно хотел попробовать. Саша взял шашлык из кюфты с баклажанами. Добавили к этому два супа чорба и два айрана, вышло 17,5 лир (9 евро).

В 6 утра 4 мая выглянули в окно, увидели разрывы в слегка подсвеченных солнцем облаках. Мгновенно собрались и выехали. Заспанный администратор (не тот, что вчера) пытался взять с нас 40 лир вместо 35, но сдался под нашим напором.

Сначала заехали в деревню Козлуджа (Kozluca), где сохранились развалины армянского монастыря Багнаир (Bagnair). Сюда от трассы ведет грунтовая дорога, начинающаяся в селе Эсенкент (Esenkent). Ям мало, через ручьи сделаны мостики, есть даже указатели. Доехали очень легко. Оставили машину посреди деревни и, облаянные собаками, отправились на осмотр.

Деревня просыпалась.

Как раз ненадолго проглянуло солнце.

Обошли кругом ту церковь, что лучше сохранилась,

у миловидной пейзанки выяснили, как проехать к руинам второй церкви,

и обнаружили грустное зрелище: бывшая алтарная стена ныне используется для хранения сена.

Увы, в очередной раз убедились в двойственном отношении Турции к армянскому наследию. Самые известные, большие и заметные памятники, вроде Ахтамара и Ани, еще как-то сохраняются и даже иногда демонстративно реставрируются, прочие же пребывают в небрежении и продолжают разрушаться.

Проехали по грунтовке немного дальше до деревни Ючбёлюк (Üçbölük), где попытались уговорить жандармов пропустить нас к развалинам крепости Магазберт (Magazbert). Не вышло. Сначала нам отказал молодой мальчик с неплохим английским. Попросили старшего. Старший пришел, проверил паспорта и все равно отказал, а заодно спросил с подозрением, откуда мы узнали про Магазберт. Пришлось сослаться на путеводитель, откуда мы почерпнули информацию.

Солнце ушло, в Ани на повторную съемку не было смысле ехать И мы вернулись в Карс. Стали искать едальное заведение с надписью kahvaltı, то есть «завтрак», и оказались в каком-то подвале :-)

Старательный дедушка собрал нам традиционный турецкий завтрак: чай, сыр, маслины, масло, мед и много очень вкусного хлеба. Обстановка непритязательная, зато вышло аутентично :-)

Погуляли по историческому центру Карса.

Над городом возвышался чудовищный монумент, который должен символизировать потепление отношений с соседней Арменией.

Увы, потепление сменилось охлаждением, и монумент уже после нашей поездки демонтировали. Эстетически потеря невелика, но жаль, что отношения между соседями никак не складываются. Что, впрочем, хоть и печально, но неудивительно, после трагической истории с геноцидом армян.

На прогулке обратили внимание на явное русское наследие – прямоугольная планировка и совершенно питерские дома.

Снизу посмотрели на крепость,

обошли большую церковь, прочно закрытую от посетителей,

вернулись к машине и выехали в сторону Гёле (Göle).

Решили на пути к Черному морю сделать крюк, чтобы проехать по знаменитому ущелью реки Тортум (Tortum Çayı).

Дорога долгое время шла по горам,

и виды были очень живописными.

Но вот само ущелье не произвело впечатления. Здесь очень обжито, тянут ЛЭП, идет активное строительство,

берега реки укреплены, словом, неинтересно. Озеро тоже никакое, лужа мутной воды среди монотонно-серых скал.

Ниже озера гораздо красивее, складчатые скалы подступают ближе друг к другу,

настоящая теснина.

Где-то вверху промелькивали картины строительства новой дороги, кое-где стояли опоры будущих мостов,

были видны туннели, подъемные краны, укрепленные стенки.

Дорога дошла до правого притока Тортума, отвернула вдоль него вверх, а потом взобралась назад по склону и оказалась над ущельем. Здесь, чуть выше Артвина, строилась огромная плотина будущей электростанции.

Два виадука, 11 туннелей, еще один перевал – и впереди блеснуло Черное море.

Оставалось только к нему спуститься.

 

в начало отчета

< предыдущая глава

следующая глава >

 

ВСЕ НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ

на одном сайте

 
 

© 2012, Пилот и Штурман 

Рейтинг@Mail.ruDesigned by Пилот. Ну не мастер я, не мастер...