ИЗРАИЛЬ: ЕДИНЫЙ В ТРЕХ ЛИЦАХ

 
 

Отчет об автомобильном путешествии зимой 2011/12 г.

 
 

Иудейская пустыня и Мертвое море

< предыдущая глава

следующая глава >

«Чем дальше мы ехали, тем яростнее пекло солнце, и окрест расстилалась все более каменистая, голая, мрачная и угрюмая местность... Нигде ни травинки, ни кустика. Даже оливы и кактусы, верные друзья бесплодной земли, почти вывелись в этом краю. На свете не сыщешь пейзажа тоскливей и безрадостней, чем тот, что окружает Иерусалим».

Так писал Марк Твен полтора века назад.

Но к нынешним иерусалимским окрестностям его пассаж никак не относится. Еврейские поселенцы в прошлом веке засадили лесами обширные территории севера и центра страны, в том числе и холмы около Иерусалима. Так что выезжая из не-всеми-признанной-столицы сначала на запад, а потом на юг, мы видели горы, поросшие довольно густым лесом – вполне оптимистичный пейзаж.

Путь наш лежал в сначала в Беэр-Шеву, где по сведениям из путеводителей в этот день должен был работать бедуинский «верблюжий рынок». Пилот даже умудрился предварительно разведать место его проведения и поставить точку в айпадной карте. На нее и целили.

Рынок выдал себя сразу заполненными парковками и обилием экзотических персонажей на улице неподалеку.

Пилот воодушевился и принялся фотографировать, не смущаясь малопривлекательным общим антуражем.

Тут надо сказать, что еще в Тель-Авиве у Пилота вышел из строя штатный объектив, и он остался только с широкоуголкой. Для съемки портретов и жанровых сцен она плохо подходит, ибо приходится фотоаппаратом чуть ли не залезать в лицо модели. Ни о какой скрытой или даже полускрытой съемке издалека речи быть не могло даже с учетом возможного кадрирования при обработке.

Пилот сначала погоревал и почертыхался, а потом принял происшедшее как данность и решил, что это будет хороший тренинг: как снимать людей, не таясь. Эти навыки на рынке в Беэр-Шеве пригодились ему в полной мере.

Верблюдов мы не обнаружили, что, впрочем, не стало неожиданностью. Но рынок все равно живой и колоритный.

Женщины сидят в пыли, прямо на земле, иногда на каких-нибудь картонках. Торгуют, в основном, курами, индюками, ягнятами и козами. Ягнята очень смешные: маленькие, палевого цвета, с висящими до пола ушами. Птиц берут за лапы и таскают вниз головой. Огромных индеек поднимают, уверенно хватая за основание крыла. Нам, городским жителям, и в голову бы не пришло взять индюшку таким образом: кажется, что бедной птичке будет больно или крыло отвалится. А бедуины с животными не церемонятся :-)

Коммерция происходит со всеми приличествующими ритуалами. Изучают товар,

торгуются

и заключают сделки,

после чего отгружают товар покупателю.

Старейшины в процесс не вмешиваются, важно наблюдают со стороны.

После Беэр-Шевы мы доехали до Арада, где должны были провести два следующих дня. Это оказался неожиданно большой и вполне цивилизованный город, заселенный чуть ли не наполовину выходцами из бывшего СССР. «Как ты думаешь, какой язык в Араде второй по распространенности?» – спросил Пилота хозяин нашей гостиницы. «Русский?» – предположил Пилот. «Нет, иврит», – хозяин радостно засмеялся привычной шутке.

И действительно, мы разговаривали по-русски с продавцами и кассирами в магазинах, официантами в ресторане, охранником торгового центра и работниками заправки. Когда едешь в Израиль, такого события ожидаешь, но оно все равно удивляет и радует.

Арад выглядит как чудо. Посреди бесплодной пустыни (как у Марка Твена) стоит город с хорошими дорогами, водопроводом, ресторанами, торговым центром, супермаркетом и прочими благами цивилизации. Здесь очень чистый и прозрачный воздух, и вечерами мы любовались звездами даже несмотря на городскую засветку.

До Мертвого моря от Арада около 30 км по каменистой пустыне,

на протяжении которых дорога опускается с высоты 500 м над уровнем моря до отметки минус 400 м!

Это самая низкая точка на земной суше... но мы вовсе не собираемся пересказывать энциклопедию. Хотя некоторые всем известные сведения не удержались проверить на себе :-)

Мертвое море оказалось практически русским курортом. Родная речь слышна повсюду. Между многочисленных отелей втиснулся общественный пляж с раздевалкой и пресным душем, что немаловажно. Вода в море горькая, нужно ополаскиваться, иначе на коже натурально появится соляная корка. Но и если даже тщательно смыть с себя всю соль, остается ощущение какой-то мягкости кожи, чуть ли не мылкости – на удивление, надо сказать, приятное.

На пляже разговорились с двумя русскими дамочками. Оказалось, они на двухдневной автобусной экскурсии «Израиль-Иордания» из Шарм-эль-Шейха.

Выяснилось, что их всю ночь везли до Иерусалима, там сводили в Храм Гроба Господня, оттуда в Вифлеем, затем на Мертвое море, где выделили два часа на купание, чтобы потом переправить в Эйлат на ночевку. «А что еще смотреть в Израиле?» – прокомментировали наши собеседницы программу первого дня. Мы переглянулись и промолчали.

На второй день экскурсантов доставляют до Петры, проводят там экскурсию и везут обратно в Египет опять всю ночь. Все это за 450 баксов с носа. Мы поблагодарили за информацию, но для себя решили, что это совсем не наш способ ни отдыхать, ни путешествовать.

Самая знаменитая достопримечательность на израильском берегу Мертвого моря – это Масада, древняя крепость на горе.

Сюда можно добраться на фуникулере,

а в распоряжении любителей пеших прогулок есть так называемая Змеиная тропа.

В свое время здесь построил свой дворец царь Ирод, и до нашего времени сохранились довольно живописные руины, эффектно нависающие над долиной Мертвого моря.

На нижнем ярусе есть даже остатки колонного зала с росписями.

Масаду героически защищали еврейские повстанцы в I веке н.э. во время Иудейской войны против римлян. Имперские войска взяли крепость в осаду. Понятно, что положение восставших было безнадежным, но они стойко держали оборону целых три года! В конце концов римляне пробили в стене брешь с помощью осадных орудий, которые подкатили по земляной насыпи. Ее остатки видны до сих пор.

Чтобы не попасть в плен, повстанцы перерезали друг друга, а последний покончил с собой. Таким образом заодно удалось избежать массового греха самоубийства – провинился перед Богом только один человек.

Визуально Масада представляет из себя весьма развалившиеся развалины, хотя и слегка подновленные. И она не производила бы никакого впечатления, если бы не трагическая история ее героической обороны две тысячи лет назад. Это как раз тот случай, когда исторический контекст придает внешне малопривлекательному месту какую-то магическую ауру воздействия. Мы, во всяком случае, очень прониклись историей крепости, чему в немалой степени способствовал подробный и внятный буклет на хорошем русском языке, который выдают при входе.

К северу от Масады около прибрежной дороги лежит оазис Эйн-Геди. Здесь между скал пробивается натуральный ручей, даже образующий небольшой водопад.

Зрелище текущей воды совершенно неожиданно для пустыни, раскинувшейся вокруг на сотни километров, а потому привлекает множество посетителей. До водопада минут двадцать вверх по несложной тропе, которую по силам одолеть даже ребенку. С тропы открываются приятные виды на море.

К числу постоянных обитателей оазиса относятся каменные козлы

и капские даманы,

которых зоологи по каким-то своим внутрицеховым непостижимым правилам относят к ближайшим родственникам... слонов! Мы склоняемся перед ученой мудростью, но наш здравый смысл отказывается мириться с этим противоестественным утверждением. Вот это родственник слона? Ну-ну...

Еще в Араде мы познакомились с очень приятной питерской парой, Владиславом и Софьей, волею случая поселившимися в соседнем номере. Мы путешественники-одиночки и обычно компаний избегаем, но здесь изменили своим привычкам и провели вместе с соседями целый день на Мертвом море. Совместное лазанье по горам и посещение спа прошли к обоюдному удовольствию, не говоря уже о вечерних посиделках в номере. Спасибо вам, друзья, и судьбе за неожиданную встречу!

В последний день нашего пребывания в Израиле вместе с нашими соседями мы полезли на гору Содом в расчете увидеть не только ее самое, но и скалу Жена Лота – тот самый соляной столп, в который превратилась библейская ослушница божьей воли.

Восхождение превратилось в трехчасовую прогулку. К горе ведет очень неплохая размеченная тропа, с которой не стоит сходить. Мы раз попытались срезать крюк, но уперлись в расселину и с позором воротились обратно. Дальше строго держались маркеров.

Белая вершина горы Содом видна издалека,

а уж вблизи открывается во всей своей красе.

Фактически это огромный кусок каменной соли, который остается на земной поверхности только благодаря здешнему сухому климату. Шли бы тут дожди, гору Содом просто бы смыло. Виды с вершины – замечательные.

Назад возвращались по другой тропе, обозначенной на указателе как Stairway trail. И действительно – сплошные лестницы,

иногда напоминающие даже шведскую стенку.

Внизу у дороги валяются глыбы каменной соли.

А искомую скалу обнаружили уже в самом конце, когда возвращались к машине. Она торчит одиночным зубцом, который действительно слегка напоминает женскую фигуру.

На прощанье Мертвое море подарило нам незабываемую картину. Заходящее солнце подсветило дальний, иорданский берег и окрасило его в какой-то волшебный охристо-сиреневый цвет. В этом мареве полностью растворилась былая бирюза водной глади, и море тоже сменило свою окраску, почти слившись с небом и горами.

Прошло несколько минут, солнце опустилось еще ниже, чудесный свет погас, и все вокруг стало сумеречно-серым. Нам оставалось только вернуться домой, упаковать вещи, поужинать с новообретенными друзьями и наутро отправиться в аэропорт.

< предыдущая глава

следующая глава >

в начало отчета

ВСЕ НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ

на одном сайте

 
 

© 2012, Пилот и Штурман 

Рейтинг@Mail.ruDesigned by Пилот. Ну не мастер я, не мастер...