Главная страница > Достопримечательности Парижа > Архитектурные памятники Парижа > Пирамида Лувра

  

АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПАРИЖА

ПИРАМИДА ЛУВРА

Pyramide du Louvre

С любезного разрешения издателя в этом разделе сайта использованы материалы из нашего путеводителя "Прогулки по Парижу".

 

Двор самого знаменитого музея мира «украшает», казалось бы, чужеродная конструкция. Но ее появление неслучайно, оно было вызвано необходимостью решить сугубо утилитарную задачу. Требовалось перестроить музей так, чтобы резко увеличить его экспозиционную площадь и пропускную способность. Эта цель была поставлена президентом Ф. Миттераном в 1981 г. и воплотилась в проекте под скромным названием «Большой Лувр». Разработать концепцию основного этапа модернизации музея поручили американскому архитектору (во всех книжках почему-то обязательно добавляют: китайского происхождения) Йонг Минг Пею.

К тому времени музейная экспозиция размещалась преимущественно в Деноне – том крыле Лувра, которое выходит на набережную Сены. В параллельном ему крыле Ришелье, вдоль улицы Риволи, находилось министерство финансов, которое надо было переселить. Часть экспозиции пребывала также в Сюлли, восточной части дворца, к которой примыкают эти крылья, и откуда вы пришли.

План, который разработал Йонг Минг Пей, базировался на двух основных идеях.

Во-первых, он решил расположить вход в музей в геометрическом центре буквы П, то есть посреди двора Наполеона. Это делало Денон, Сюлли и Ришелье равнозначными и позволяло направить потоки посетителей внутри музея одновременно в три стороны, тем самым разгрузив внутренние помещения.

Во-вторых, архитектор понял, что обширное пространство двора дает возможность получить огромные подземные площади для приема публики и для прочих служб музея, что называется, малой кровью, то есть не затрагивая само здание и не нанося ему ущерба.

Оставалось только одно – придумать архитектурное оформление нового входа. Тогда-то и появилась современная конструкция из специального стекла и нержавеющей стали, установленная в центре Лувра. Она, как мы уже говорили, вызвала ожесточенную полемику, которая даже задержала постройку на два года.

Тем не менее конструкция заняла свое место. Скептикам, которые не перевелись до сих пор, нужно напомнить слова самого архитектора: «Пирамида может быть понята и оправдана только как видимая на поверхности часть подземной архитектуры, вызванная необходимостью перестройки Лувра в музейных целях. Она представляет собой зримый венчающий элемент «погребённой архитектуры», как купол здания, подчиняющийся внутренней и неопровержимой логике».

Действительно, на пирамиду нужно смотреть не как на крышку, прихлопнувшую двор сверху, а как на выросшее, пробившееся из-под земли архитектурное завершение новых помещений. Если вы мысленно проследите подземные ходы от пирамиды «на все четыре стороны» (в три крыла и вовне вдоль той самой Большой оси), то она окончательно врастет в окружающий ансамбль и уложится в вашей голове.

Добавьте сюда символику пирамиды как входа в подземное царство (служебные помещения музея) и одновременно указателя в небеса (к высокому искусству) и вы получите полностью убедительное основание для ее появления на своем месте.

Впрочем, еще одна зацепка остается – уж слишком разителен контраст между металлостеклянной конструкцией (даже само слово какое-то неизящное) и изысканной архитектурой, ее окружающей. Но воздадим должное архитектору, который не пытается притворяться и имитировать старину, а честно демонстрирует время, в котором живет. Он же не виноват, что этим временем оказался именно ХХ век.

К тому же за двести лет до «Большого Лувра» французский писатель Луи Себастьен Мерсье задавал «представителям искусства» возмущенные вопросы: «Зачем неизменно украшать все архитектурные здания колоннами? Зачем всегда одни и те же антамблементы? Для чего вечно повторять одну и ту же композицию?.. Мои глаза видят это в тысячный раз! Нельзя разве придумать какие-нибудь другие пропорции? Неужели искусство заключено в такие узкие рамки? Неужели гений архитекторов или само искусство так ограничено?.. Я обвиняю архитекторов в ужаснейшем однообразии».

Да уж в чем в чем, а в однообразии Йонг Минг Пея не обвинишь. Но и в неуважении к исторической застройке тоже. Архитектор фактически подчинился Лувру, а не пытался подчинить его себе. Ему действительно удалось сочетать задачу кардинальной перестройки музея с исключительно бережным отношением к сложившемуся ансамблю.

Пирамида не подавляет Лувр, не игнорирует его, не прячет, не делает вид, что она тут главная, а вступает с дворцом во взаимодействие, как будто играет в прятки. Да, она мешает сфотографировать в лоб любой из центральных павильонов, они всегда лишь частично выглядывают из-за пирамиды, но именно это и заставляет фотографа, туриста, погулять по двору, повыискивать ракурсы, приглядеться к архитектуре. Попробуйте, и вы увидите, как вас заинтригует невозможность прямого прочтения произведения искусства.

Пирамида не считает себя самодостаточной. Она лишь оформляет огромное пространство двора, откликаясь в окружающих ее трех маленьких пирамидках, семи треугольных фонтанах-бассейнах и в перевернутой внутрь пирамиде посреди круглой площади Карузель. Бережно подобраны и материалы. Стекло ведь просто отражает небо, не соперничая с камнем, а, наоборот, позволяя зрителю увидеть скульптурный декор фасадов изнутри музея.

Ну а если всего перечисленного скептикам покажется недостаточно, то можно прибегнуть к доказательству от противного и познакомить их с примером действительно неуважительного отношения современной архитектуры к исторической застройке.

В любом российском городе, пережившем семьдесят лет советской власти и почти двадцать лет постперестроечной строительной вакханалии, такие примеры найдутся. Москва фактически уже погибла. Питер на очереди. Провинция подражает столице в худших ее проявлениях. Например, можно взглянуть на Челябинский театр оперы и балета и содрогнуться, увидев, как его оседлало огромное офисное здание, возводимое на улице Кирова. На фоне всего этого безобразия  Пирамида Лувра – просто верх деликатности.

Напоследок отметим, что поклонникам «Кода да Винчи» не стоит пересчитывать стекляшки. Их уже давно посчитали, и получилось вовсе не 666, как хотелось бы автору бестселлера, а 673.

< к предыдущему памятнику

к следующему памятнику >

Как найти

Проезд: ст. м. Palais-RoyalMusée du Louvre (линии 1, 7), автобусы  21, 24, 27, 39, 48, 68, 69, 72, 81, 95


Просмотреть увеличенную карту

 

Главная страница

 Достопримечательности Парижа

 Архитектурные памятники Парижа

© 2009, Пилот и Штурман

Designed by Пилот Ну не мастер я, не мастер...

Рейтинг@Mail.ru